Back to top
Статьи

Кэшированные данные

12.09.2017

Невозможное возможно: исследование практически неидентифицируемых связей Джонни Кэша и панка


Граф Палычъ из группы «БИРТМАН» (знаток кучи всевозможных музыкальных жанров и диковинок), услышав про тему планирующегося материала, глубоко задумался, а потом сказал, что связать Кэша и панк – это всё равно, что рассказать о влиянии Юрия Антонова на отечественный рок. Тут я было опечалился, но Палычъ мгновенно дал много советов и фактически проговорил всю концепцию статьи. За что ему большое человеческое спасибо.

Глава первая, повествующая о Кэше и панк-стиле

Если и говорить о влиянии Джонни Кэша на панк, то самое простое – остановиться на панке не как музыкальном жанре, а как стиле. Джонни Кэш на американской сцене был чем-то вроде романтического героя: человек в чёрном, волк-одиночка, лирический герой которого был неотделим от самого исполнителя. Человек, твердо держащийся своего пути и корней, давно воспринимающийся не как просто музыкант, но миф, легенда. А мифы и легенды можно не понимать, но должно почитать. Проще говоря, Джонни Кэш сопоставим, скажем, с Ramones – можно ни черта не слушать дискографию, но гонять в соответствующем мерче, демонстрируя публике свой якобы вкус и якобы просвещенность.

О Кэше ходит куча интересных историй, не менее интересных, чем подвиги Джигурды или Геракла. Например, будучи в начале 50-х гг. ХХ века в американской армии, радист Джонни первым поймал сигнал и узнал о смерти И.В.Сталина. Только вот не знаю опечалился ли он или возрадовался радостью весьма великой.

Кэш давал концерты в тюрьме, боролся с наркотической и алкогольной зависимостью. Был фигурой противостоящей коммерческому попсовому кантри, неизменно занимающему верхние строчки в американских хит-парадах (Слушать шняжные песнопения Гарта Брукса и прочих попсарей и коммерсов от кантри решительно невозможно). На фоне своих приглаженных коллег Кэш действительно смотрелся как бесстрашный герой и хулиган одновременно. Чем не панк?

В завершении части отметим грубую ошибку в одной из биографических статей. Говорится, что Кэш играл христианский кантри. Абсурдность такого утверждения ясна всем, кто хоть немного понимает английский и врубается в тексты музыканта. Однако проще обратиться к словам самого Джонни, говорившего, что он не играет христианский кантри, он – глубоко верующий человек, исполняющий кантри. Разница, согласитесь, есть.

Образ Кэша, человека-легенды, здорово повлиял на позиционирование многих панк-рокеров. Навскидку можно привести очевидные примеры из ряда музыкантов так или иначе пересекавшихся с панк-роком: Джо Страммер, Майк Несс, Фрэнк Блэк. Да что там забугорные исполнители! Дмитрий «Сид» Спирин буквально на днях рассказал, что в Джонни Кэше (как и во многих героях outlaw country) видит родственную душу, а превращение песни «Два по сто» в балладу произошло не без влияния главного героя этого материала.

Глава вторая. Наследие Кэша

Слушая Кэша впадаешь в приятное, медитативное состояние: проносятся образы из песен (говорила мне мама, будь хорошим парнем, а я взял ствол, застрелил человека и потом смотрел, как он умирает), где-то возникает отчетливо рокабильный ритм, где-то расцветает корневой кантри с обращением к Господу Богу, порой голос Джонни становится совсем медоточивым, напоминая чуть ли не Орбисона. Говорить о наследии Кэша в свете кучи каверов, сделанных всякого рода панк-рокерами, конечно можно. Но ведь кавер – это зачастую лишь признание не музыкального, а образного влияния «человека в чёрном». Опять же, слово «psychobilly» впервые в мире прозвучало в композиции Кэша.

Uh hey there Red-Rider....This is the Cotton-Mouth in the Psychobilly Cadillac, come on....huh?

Это цитата из его песни 76-го года «One Piece at a Time». Сам Кэш, конечно же, никакого сайкобилли как стиля музыки, распевая эти бессмертные словеса, в виду не имел, но так уж вышло.

Что касается музыкальной стороны дела, то без Джонни Кэша и его ближайших последователей, таких как Вилли Нельсон или Крис Кристофферсон, приложивших руки к созданию нового жанрового ответвления, outlaw country, никогда не появились бы на свет такие стили как cow punk и alt.country. Кстати, бунтарский дух из отцов и дедов не попсового кантри был свойствен не только Кэшу. В. Нельсона до сих пор, нет-нет, да и прихватят с косяком или ещё за чем-нибудь таким застукают. Не стареют душой ветераны.

Крис Кристофферсон
Вилли Нельсон

Cow punk, alternative country не вытекают напрямую из Кэша и не впадают, как Волга в Каспийское море, в панк-рок. Под этими условными названиями объединен как тупейший кантри-панк от «Blood on the Saddle», так и мрачноватая продукция от лейбла Glitterhouse Records (Мекки европейского альт-кантри, где, впрочем, часто пишутся и американские гранды этого стиля).

Сосредоточимся на отчаянных и драйвовых командах, в музыке которых бунтарский дух выплескивается через край, незаконный кантри встречается с сайкобилли и панк-роком, и всё это безумие сопровождается адовыми текстами.

Пункт А. «Everymen»– отчаянный замес из цыганских мотивов, кантри, сайко и панка. Татуированные музыканты выглядят как сбежавшая банда опасных психов. Хоровые припевы и общая нервозность. Меланхолии ребята тоже не чужды – отчаянная рубёжка неожиданно сменяется мелодичными распевами под плачущую скрипку. В 2017-м году у парней вышел новый альбом, слушайте эту бомбу – рванет как следует!

Пункт Б. «Filthy Still» - развесёлая припанкованная альткантри банда бородачей и усачей. В бороде вокалиста, судя по всему, можно потерять скрипку. Голос у него смешной и иногда переходящий в натуральный гроул. Наяривают FS будь здоров, живые позавидуют мёртвым.

Пункт В. «Mischief Brew» - просто великолепная панк-группа (только вот клипаки как нарочно сняты не на хиты, а на песни поунылее), отличающаяся цепкими мелодиями и нешуточным задором. Процент кантри в их музыке примерно такой же, как процент «The Pogues». Ощущение общего веселья и непрекращающейся punk party.

Пункт ГЫ! «Carrie Nation and the Speakeasy» -  явные побратимы Everymen, лихие ребята с песнями о распитии спиртного в разных видах и бешеной скоростью как распития, так и игры. Какой-то, я даже не знаю, кантрикор, сопровождаемый хриплым голосом.

Пункт Дэ. «Black Eyed Vermillion» Настоящий гроб, но не в смысле сибирского панка! Отчаянный и душещипательный хоррор, в котором мешаются блюз и кантри. Правда, в песнях ощущается влияние другого бунтаря против законов шоу-биза, Тома Уэйтса, а не Кэша, но удовольствие (при наличии чувства черного, чернейшего юмора) гарантировано.

Пункт назначения. «The Goddamn Gallows» - как только этих психов не называют: и хобокор, и цыганский панк (вот уж точно это не «Gogol Bordello», если и цыгане, то, как у настоящего Гоголя – прямо из ада), и американа-панк. Но ни один ярлык к этим чувакам не приклеится, с таким же успехом их можно назвать cow psycho или metal country – всё без толку. Тут нужно слушать как бешеный кусок сайко сменяется истошными криками под банджо, а с каждым следующим треком сумасшедший балаган раскручивается всё больше.

Музыка этих банд, возможно, и привела бы гражданина Кэша в ужас (хотя, вряд ли, - Трент Резнор вон его не особо шокировал), но бунтарский дух в этих песнях с налётом кантри чувствуется, а значит сраной попсне типа какого-нибудь Гарта Брукса всегда есть что противопоставить.

Гарт Брукс

И современному панку можно не стыдиться увлечения подобным «кантри».

Текст: Константин «Картман» Поздняков