Back to top
Статьи

Руслан Гвоздев: 90-е, Чечня, машины и аварии

13.09.2017

Лидер группы ПУРГЕН рассказал о не всегда приятном личном опыте вождения и поделился планами


Родители вспоминают, что, когда я начал говорить (в 75-м дело было) первыми моими словами были «апельсин» и «жигули». С тех пор, наверное, я и увлекся машинами. Мне кажется, что машины всем мальчикам с детства нравятся – техника ведь…

Первая тачка у меня появилась, как только мне исполнилось 18 лет. Отец купил за 600$ УАЗик (УАЗ-452 - ред.) Он у меня художник-скульптор был и сам не любил водить. А мне подгон сделал и говорит: «Вот тебе машина, а дальше сам крутись уже как хочешь. Специально «буханку» тебе взял – возить что-то можно, денег подзаработаешь». Но работы тогда так и не нашлось - Союз развалился, и ему на смену пришел хаос…

С машинами в 90-е вообще мутная тема была. Тогда из-за границы пошел вал списанных иномарок - всё говно сюда повезли. Уже после я общался с людьми, которые этим занимались, говорят, в Америке скупалась вся свалка, как в «Брате» показывали, и всё это сюда сплавлялось. То же самое и с Европой. Тачки – самый криминальный бизнес в 90-х был.

Вот первая машина моя, «УАЗик». Когда я её продавал, в 97-м, случился дефолт. Курс взлетел до небес, цена на машины упала раза в четыре. И никто не знал, что делать. В итоге стали складываться чисто бартерные отношения – люди начали меняться машинами. Объявления давали, например: «Есть УАЗик, нужна легковушка» и мне так выпало, что позвонил человек, сказал «Есть Audi Coupe», мы обменялись, а через год он мне звонит и говорит: «Так и так, парень, УАЗик твой ворованный, мотор перебит». А я зеленый еще был, при покупке нам с отцом сказали: «Мотор новый, пробег маленький – машина стояла», я и повелся…

На дороге тоже жесть была. Еду как-то по Перово, по Зеленому проспекту, где-то в стороне едет дедок на «Москвиче», сзади по классике жанра «Мэрс» черный. Сигналит ему, дед себе спокойно по правилам едет. Его этот «Мэрс» по правой стороне подрезает, заставляет остановиться. Из него два быка бритых в черных кожанках вылезают и давай месить «Москвич» и этого деда внутри. Люди на остановке смотрят, менты проезжают – и ничего.

Власть тогда лежала на земле, бери – не хочу. Африка какая-то… В Египте государственности больше было…

А вот еще случай. Помню, на концерт на бричке гнали, с Хэнком, с ребятами-музыкантами. Подрезает нас тачила какая-то, из нее пять здоровяков бандитского вида вылезают. Демонстративно так начинают пистолеты передергивать, один мне ксивой какой-то в лицо тыкает, аля менты. «Вышли из машины, быстро!» - мы выходим. Стоим на обочине, опаздываем на гиг, эти машину обыскивают, гитары выкидывают. Нашли в итоге две бутылки вина и говорят: «Ребят, ну мы тоже люди, нам, ментам, тоже надо» - а там хрен поймешь, менты не менты, 5 отморозков с волынами. Взяли вино и умотали.

Чечня

Война в Чечне была в то время. Грязная война. Она многим олигархам нужна была, продали пацанов молодых с потрохами тогда. Одни огромные деньги на ней отмывали, другие страну разворовывали. Там же бестаможенная зона была, героин спокойно ввозили. Видишь на дороге «копейку» разбитую или грузовичок с номерами региона, будь уверен, либо гексоген (рязанский сахар, да - ред.), либо героин в кузове. А может и человек. А в ту сторону - картины, деньги, ценности сплошным потоком. Главное, в Чечню вывезти - таможни там нет, а оттуда куда хочешь лети, Афган не Афган…

Где-то в начале нулевых дело было. Сижу я, телек смотрю, а там прямо по новостям кадры боевых действий. Человек пять бородачей в бронежилетах идут на российский блокпост, оттуда их из автоматов поливают, они падают и тут же поднимаются. Наркотический дурман. И тут у меня в квартире телефонный звонок раздается:
- Руслан, здравствуйте, мы организаторы рок-концерта. Хотим, чтобы вы к нам в Грозный приехали.
- Я тут по телеку смотрю, жесть у вас какая-то.
- Да не, все круто, у нас вот тут где клуб, в центре, уже не стреляют, у нас БТР сгоревший вход перекрывает – безопасно. Это там, на окраине, за домами стреляют, а у нас мир. Приезжайте в Грозный!
- Не, ребят, давайте у вас там порядок наведут, приедем…

А где-то спустя год, когда там спокойно более-менее стало, был организован футбольный матч «Грозный - Москва». Целый поезд фанатов оттуда бесплатно привезли. По телевидению показывали: стоит журналист в кадре, говорит, вот, мол, поезд с чеченцами подъезжает. Ну я думаю «вот сейчас бородачи, такие классические, полезут». Открываются двери вагона, и чуваки такие «МАСКВААА, ВСТРЕЧАЙ НАССС!», прям футбольные фанаты, руки в приветствии разводят, а майки у них пургеновские: Ленин с ирокезом. «ЗДАРОВА, МЫ ИЗ ГРОЗНОГО ПРИЕХАЛИ!!!» - вот, наверное, эти ребята и звонили тогда.  

Дискотека - Авария

Срок аварий просчитан социологически. После трех лет вождения человек начинает ездить хорошо: знает правила, знает свою машину; машины на дороге. Через 7 – профессионально: начинает лихачить, перестает себя контролировать. И аварии происходят, как правило, через 3 года – серьезные, и через 7 лет – страшные.

Со мной как было: я тогда стритрейсингом занимался, это где-то 2003-4 года. Volvo 2.3 турбо интеркуллер была (имеется в виду двигатель - объем 2.3 литра, оснащенный системой турбонаддува: турбина + интеркуллер - ред.). Прочиповали мы её знатно: турбину накрутили – выходило больше 200 лошадок, на легкую-то машину. Она таким зверем была, салон кожаный… Мечта! Я тогда мало о чем думал, в «шашки» играл, всякие отмороженные дела творил, под 200 жал – камер-то тогда в Москве не было, три раза погоню ГАИшники за мной устраивали… 

Мы с парнями как раз «Токсиген» записали («Toxigen Karmaoke» - лонгплэй, электро-хардкор 2004 г - ред.), и вот я под него на чипованной машине рвал Москву. А там такая тема: мэром Лужков еще был, и какие-то химикаты галимые сыпали зимой-весной на дорогу. Солнце встает, снег тает; много машин тогда в таком состоянии было, что масло капало, пробки к тому же… И днем на дороге такой жирный жир, от солнца и блестит еще. Тачку-то я прочиповал, а вот на резину не хватало -  зимняя, полустертая с шипами стояла. На 160-ти где-то понесло. Со мной чуваки в машине сидели, хотя обычно люди боялись вместе ездить; басисты в поручни, цеплялись: «Выпусти нас отсюда, ну тебя нахер!». Играет этот «Toxigen» по полной, кто-то орет сзади «Выключи, блять!», я начал делать тише, а машину на этой жиже и понесло. Газ в пол, руль в сторону, чтобы вывернуть, а она как болид уже - неуправляемая.

Влетел я значит в припаркованный ряд, это напротив здания MTV на Октябрьской было. Там «Jeep Grand Cherokee» и какая-то «Калина-Малина» новенькая (что это за чудо российского автопрома, дознаться не удалось - прим. авт.). Расхерачил я их знатно, но и свою «Volvo» умотал. Повезло - спереди все с ремнями сидели, я как-то на руках самортизировал; обошлось, только басист этот лбом ушибся. Вылазим, значит, а там на этом «Чероки» на номерах написано «МОСКОВСКАЯ ПРОКУРАТУРА», друзья испугались: «Руслан, мы домой пешком, а то сейчас сюда бандиты приедут» и свинтили.
Приехала эта прокуратура: непонятный маленький мужичок, вроде не старый, а брови седые от этой нервной работы; с ним два тела в черных строгих костюмах. «Я тебя, блять, засажу, сука! Какого хуя ты тут гоняешь?! Это что, спортивный трек, блять?!» Я ему говорю, мол, успокойся, дядя; орать будешь - ничего не получишь, сейчас нормально поговорим. А на мне тогда дурацкая футболка из секонда была, синяя такая, с лого супер-мена. Лоховская майка, но я её под ту самую знаменитую косуху надел, дай, думаю, постебусь, к тому же после Toxigen`а и скорости взгляд дикий. Это все на мужичка действие возымело, он и попритих. Там и второй хозяин подошел. Тот вообще нормальным мужиком оказался: какой-то бизнесмен, который из офиса все видел, говорит: «Да и хуй с ней! Мне эта «Калина-Малина» не нужна, у меня Maybach в гараже стоит. Тут, тем более, страховка все покроет. А ты молодец: так три тачки размотать – это уметь надо!».

Там как раз первый год страховку ввели, и я её за месяц до аварии купил. По привычке думаю: «Тут разнес, тут всмятку – всё, хана! На крупные бабки встрял!». А в итоге-то страховка все и покрыла, пришлось только прокурору еще пятнашку поверх отстегнуть – «Чероки» его – говно американское, консервная банка. Моя, правда, на разбор пошла, не спасти её уже было…

Чему меня научила эта авария? Да многому. Я тогда три года как раз ездил. Повезло сильно. На деньги крупные ни с чего практически влететь мог бы, людей в салоне покалечить… С тех пор я более аккуратно езжу, профессионально что ли. Следишь уже даже не за своей машиной, а за остальными, для этого нужно знать все, что можно на дороге встретить: кто на что способен, как может разогнаться, как оттормозится. Ну, и по внешнему виду стараюсь определить, кто за рулем… 
И вот в этом - настоящий кайф. Не в том, что мотор ревет, скорость, шины воют, а в том, как быстро работает твой мозг, как ты быстро все можешь просчитать. Пристегиваться с тех пор стал постоянно. Сейчас особенно – у меня семья: жена, трое детей – как-то уже о безопасности больше думаешь.

Автосервис, тюнинг, DIY

Культура автосервиса стала появляться в 92-м году. В Советском Союзе были централизованные ремонтные базы. К примеру, две по Москве занимаются «Жигулями», еще две – «Волгами». Там были огромные очереди и дорогой ремонт. Когда Союз развалился, в 91-м, эти базы перестали существовать. Им на смену пришли какие-то Кулибины, которые пытались открывать свои гаражики, и приезжие. Армяне этим занимались. Что одни полу-колдыри какие-то, что другие – делать ничего не умеют, глушители кое-как варят. С 95-го уже начали появляться сервисы в сегодняшнем понимании этого слова. Но что-то походил я по ним, вижу - толку мало. Гопота какая-то на побегушках, дирекция – либо жмется от бандосов, либо сами такие. Творческих людей там не было…

И вот примерно в то время, в 94-м – 95-м, я придумал несколько проектов, рисовал, вычерчивал все сам. Задумка была в том, чтобы взять какую-нибудь бюджетную машину, типа ЗИЛа грузового или Волги, мотор туда V-8 (v-образный восьмицилиндровый двигатель: классика американских маслкаров и мечта каждого школьника, переигравшего в нфс - ред.), например, воткнуть, декорировать, наварить, в общем, - сделать красивую машину, не уступающую дорогим тачкам. Но в то время уже движуха пошла, концерты. Народ стал собираться – пришлось мне эту идею в долгий ящик задвинуть.

Было время, я покупал американские машины конца 70-х, начала 80-х. Они массивные такие, квадратные – очень хардкорно выглядят. Но как оказалось – говно. Жрут много, ломаются, запчасти из Америки приходится заказывать. В интернете их «неподъемными» называют. Не хочу я в Америку деньги вкладывать. Вернулся к этой теме я уже в 2007-м. Тогда еще на «Кадилаке» гонял с ребятами из Freedom Cars (клуб по интересам, в данном случае - американские автомобили - ред.), хорошая движуха была. Тогда все и началось, турбины ставили, ламбо-двери варили. 

Mercury Cougar у меня был, нашел как-то парня одного по объявлению: «Могу с вашей машиной и вообще с любой сделать все, что хотите». Созвонились:
- Какая машина?
- Такая-то.
- А где стоит?
- Там-то.
- Слушай, я уже месяц выхожу и смотрю на неё, как бы круто было с ней поработать!
Так и заобщались на почве общих интересов. У меня сотка на этот проект была, начали работать. Пока возились с этим говном американским, оказалось, что я все деньги в неё вложил. И в итоге мы решили, что давай, мол, возьмем новую Волгу в хорошем состоянии и на её базе что-то построим.

У меня художественное образование – рисование, скульптура; я – фанат машин, и мне без этого тяжело. Продал в итоге эту американку, еще несколько, у меня ведь коллекция была: Delta 88 там, Regency купе, Buick... подкопил денег. Много с кем приходилось работать. В большинстве своем, хорошие мастера; пробовали свое дело запускать, но в итоге влетали на бабки. И сами говорят, что не хватает им человека творческого, который бы все организовал. Все это привело к тому, что продал я квартиру в Москве, здесь землю купил, гараж построил, помещения и занялся наконец тем, чем и хотел. 

Я хочу создать коллекцию и выставить её на обозрение. Если людям понравится, сможем мелкосерийное производство наладить. А в процессе пока приходится и простым обслуживанием заниматься, вот недавно Саше Челси грузовик для группы красили.

Не думаю, что увлечение машинами как-то повлияет на музыкальную деятельность. Благодаря мастерской я могу играть что хочу, не прогибаться ни под кого.

У нас с парнями нет таких мыслей, чтобы играть в угоду кому-то, чтобы собирать больше народа в клубах. Мастерская – это жизнь, группа – это творчество. Это целая философия, на самом деле. Самому сделать музыку, самому машину собрать, дом построить – DIY во всем. Так ты становишься автономным от всего мира. 
Зачем брать машину, которую тебе предлагают концерны, если можешь сделать сам? Это как с группами музыкальными. Вы создаете группу, выпускаете материал, кому нравится, тот слушает. Вы берете машину, реставрируете, тюнингуете - свой человек всегда найдется.

Планы и размышления о новом альбоме

Уже год его пишем. Планируется одиннадцать треков, три записали, четвертый на сведении. Стараемся в месяц по песне делать и выкладывать сразу, потом может сборку сделаем, а может и подождем.

Главная мысль, как и во всех альбомах – за мир на всей земле. Основным слушателем мы видим думающую молодежь, которая слушает тяжелую музыку. В этом как раз отличие западных групп от русской школы. У них абстракция, единство панк-тусовки и все такое, а у нас все более политизировано, тексты серьезные, как у Гражданской Обороны.

Хочется этим альбом обратить внимание молодежи на самый корень проблемы, чтобы она задалась вопросом «Почему?», чтобы она статьи в интернете искала, читала книги, смотрела фильмы серьезные. Естественно тур в ознаменование выхода устроим.

Текст: Герман Терехов

Фото: Алексей Наумов