Back to top
Статьи

Живей живых. Выезд на Игги Попа

24.10.2017

Невероятные муки петербуржца в Москве ради прикосновения к Легенде


В этот раз в город Петра Игги везти не собирались, так что сомнений в том, что надо рвать, не возникло. Отоварившись билетами в сидячку (туда), плацкарт (обратно) и танцпартер (там), соскребя последние деньги в карман, выдвинулся на Московский вокзал. Закусив шавермой и забурившись в полупустой вагон, я отправился в город, в котором съеденное на ужин блюдо называется несколько иначе.

Не то чтобы столица встретила меня объятиями, но и не поливала, за что спасибо. Проведя несколько часов на серых улицах и в подземных лабиринтах города-героя, за 2 часа до начала я отправился к клубу.

При виде очереди в еще не открытый клуб, взгляд мой едва ли можно было отличить от роттеновского в лучшие годы последнего. Пройдя вдоль толпы и выразив свой ахуй примерно каждому тридцатому в очереди, решил отправится в ближайший магазин. Убивать время было необходимо, а стоять в этой змейке ради хрен пойми чего - какой-то особый вид дурки, уж простите меня, поклонники первых рядов. Хотя, нет, не прощайте. Затарившись парой банок того, что вредит вашему здоровью и вписавшись в небольшой круг заправляющихся ребят, я стал рассматривать вереницу ожидающих открытия. Это был приятный шок. От компании парней, еще не успевших получить среднее образование, до женщин, успевших уйти на заслуженный покой и получающих хоть какую-то матпомощь от любимой нами страны. От тех, кого называют хипстерами, до патлатых металлистов. Разношерстности публики позавидовала бы самая пятнистая дворняга.

Вход открыт. 10 минут. Очереди нет. Опустошив имеющиеся запасы, двинулся в «Стадиум», пояснив по пути охране, зачем мне зубная щетка на концерт. У бара сразу вспомнился анекдот, где бармен сообщает, что самого дешевого пива в самой маленькой таре у них нет. Москва, - подумал я про себя, скрипя сердцем расплачиваясь с барменом еще за две банки не самого лучшего напитка с небольшим содержанием алкоголя.

Двинув в центр зала и оценив шансы пролезть в фан-зону без билета, решил оставаться на месте. На разогреве выступило бодрое трио Продавцы-консультанты, публика,как это обычно и бывает, встретила их весьма холодно. Еще полчаса игры в «Угадай мелодию» с фоновой музыкой и... наконец! Гаснет свет, выходят музыканты, а из-за кулис выдвигается дряблый голый торс деда всея панк-рока. Дамы и господа, на сцене Джеймс Остерберг!


«I Wanna Be Your Dog», «Gimme Danger», «Passenger». С первых же минут Игги начинает бомбардировку зала убойными хитами всех времен и народов. Во всех частях клуба - слэм, залихватские прыжки, ноги оказываются поверх голов и наоборот. Крики «Ааа!», «Еее!», «О%уеннооо!» вырываются чуть ли не из каждой глотки до, во время и после песен. «Lust For Life». Понимаю, что стоя на земле всего кайфа не заполучить и пускаюсь в полет по рукам. Это, б*ядь, экстаз!

Старина не изменяет себе. Несуразные движения на сцене и фразочки, которые можно смело вносить в сборник «Цитаты великих людей». Как щепотку дегтя не могу не отметить два момента. Выскочившего на сцену персонажа Игги не стал приглашать для совместного исполнения песни и не вступился, когда того заламывали местные Рембо. Прыгать со сцены король стейдждайвинга тоже не стал. Но это нисколько не подпортило впечатления от выступления, которое с каждой новой песней становилось все ярче.

Привет! Hi! Fucking thank you! Fuck! Fuck! Fuck! Спасибо! Fuck!

Без билета в фанку не попасть, говорили они. Не зря же там ограждение, говорили они. Пропуском в обитель раскошелившихся фанатов Игги стала песня «Some Weird Sin». Вторая попытка укротить волну крауд-серфинга обернулась незапланированным успехом. Зарядив паре стоявших спереди господ кроссовком по голове (не специально, разумеется) и продолжив заплыв, землю под ногами я ощутил уже по ту сторону забора. Оглядел окружающих, уставившихся на меня как на выбравшегося из-под земли Джи Джи Аллина на концерте Пугачевой в Кремле. Наверное, фан-зона для многих является единственно верным местом на концерте, но адская давка и практическая невозможность проникнуть в слэм из самой глубины, заставила меня вернуться. Как ни странно, проблема возникла именно с персоналом. Охрана категорически отказывалась выпускать из фанки, угрожая тем, что больше я туда не вернусь. Ха-ха! Проорал нечто нечленораздельное, что-то вроде «да я не отсюда, меня сюда выкинуло как Бригадный подряд на задворки панк-рока» (точно не помню), не без труда вновь оказался в эпицентре танцпола, ада для одних, но абсолютного рая для других.

Мешая в сетлисте все свои песни за 50 лет, от «The Stooges» до последнего релиза, Поп раз за разом заставлял визжать зал, как сучку, вонна би которой он не против был быть. «Search and Destroy», «TV Eye», «No Fun», «1969» - далеко не полный список, который заставит любого панка, который не присутствовал на концерте, пребывать в состоянии «post pop depression».

Контакт Игги Попа с залом - отдельная история, знакомая каждому. Хоть ожидаемого прыжка и не было, «пассажир» во время исполнения «Loose» вытащил на сцену герцогиню из первых рядов. Дама была шокирована подобной удачей, в связи с чем лишь посидела на краю сцены, пару раз обняв легенду. Далее последовал традиционный и второй за концерт спуск к залу. «I'm a real wild child, yeah» - поет 70-летний мужчина, но точнее про него и не скажешь. Завершило действо произведение The Stooges «Real Cool Time». И снова в точку!

Уйти со сцены Игги удалось лишь с третьего раза, настолько не были готовы отпускать его после полуторачасового сета. Собравшись с силами, он поднимает микрофон и говорит: «I love you». Да, мать твою, мы тоже тебя любим!

Это было невероятный театр одного актера, спектакль кумира. Настоящий панк-концерт, без портящих вкус специй и примесей. Все честно и как есть.

Всю дорогу до Ленинградского вокзала тупо улыбался в пустоту, ловя подозрительные взгляды прохожих на рваные кроссовки и непонятную застывшую эмоцию на лице. В голове была лишь одна мысль: «Я был на Игги Попе. Мне по%уй».

Текст: Виктор Кузнецов
Фото: Геннадий Авраменко