Back to top
Статьи

Чем и как пугала русская классическая литература

31.10.2017

ТОП-5 русского литературного хоррора, осмысленного, но беспощадного!


Тому не нужно далеко ходить, у кого черт за плечами
(Леонид Андреевич Гогорельский. Ночь перед Хэллоуином)

Многих русская классика пугает своими объемами (например, «Война и мир»), кого-то – обилием чугуна в бредовых сновидениях героев («Что делать»), кто-то до сих пор не может забыть унылые нравоучения Фамусова и Чацкого, зазубренные в школе наизусть, и с воплями «а судьи кто?» вскакивает посреди ночи. А был ли реальный хоррор в отечественной литературе? «Чичас» посмотрим.

1. А.Погорельский (А.Перовский). «Лафертовская маковница»

Критиками-паралитиками эта новелла признана первым фантастическим произведением в истории отечественной литературы вообще. Казалось бы, чем может напугать бабка, которая банчит плюшками (самыми обычными плюшками, не теми, о которых все подумали), булочками с маком и тому подобными изделиями? Однако по ходу повествования оказывается, что старушенция давно продала душу дьяволу, дико рубит в черной магии и оживает после смерти, не давая покоя не в меру алчным родственникам. Погорельский блестяще освоил отечественный фольклор и совместил его с «уроками» Э.Т.А.Гофмана, у которого в новеллах сроду не было ни одного нормального персонажа: и ювелир не ювелир, а маг; и рудокоп не рудокоп, а призрак-убийца. Обратите внимание на большинство песен КиШ – там творится примерно то же самое в плане персонажей-перевертышей. Бонус: прочитавшим повесть станет ясно, откуда взялся у Булгакова кот Бегемот.

2. Н.Гоголь «Страшная месть»

Несмотря на хайп вокруг «Вия» и рекламу «Портрета» от Чачи, ничего мрачнее и безысходнее «Страшной мести» из цикла «Вечера на хуторе близ Диканьки» Гоголь так и не написал. На протяжении всей повести, вплоть до крайней главы, перед читателем творится непрекращающийся кошмар: главный герой - колдун - одержим идеей жениться на своей дочери, поэтому последовательно убивает родных и близких. Тем временем мертвецы встают из гробов, на горе около пропасти появляется зловещий всадник и вообще сюжет превращается в полное безумие. Кто-то из великих сказал, что человека пугает прежде всего непонятное и необъяснимое. В финале, конечно же, точки над i расставлены, но так, что легче от этого не становится. Плод больной (в хорошем смысле слова) фантазии сопоставим только с некоторыми перлами Э.А.По.

3. И.Тургенев «Бежин луг»

Не столько страшная, сколько смешная повесть, представившая практически полный набор персонажей русского языческого фольклора: домовые, оборотни, утопленницы. «Закружились бесы разны, будто листья в ноябре». Про этих существ и травят байки крестьянские дети у костра в «ночном», непреднамеренно развлекая случайно оказавшегося в их компании охотника-рассказчика. Что же до хоррор-панка, то в советские времена «Бежин луг» входил в обязательную школьную программу по литературе. Так что, хоть Князь и не признается, наверняка мы обязаны появлению в песнях Короля и Шута соответствующих бесов русско-народного розлива именно бывальщинам в филигранной литобработке Тургенева. Хотелось бы так думать.

4. А.К.Толстой «Упырь»

Еще одно произведение, в котором ужасы совмещаются с ироническим и отчасти пародийным началом. Атмосфера, созданная автором, отменно готична и устрашающа. Главный герой, по фамилии Руневский, не столько пытается спасти даму сердца от окружающих ее упырей, сколько разобраться: где явь, а где сон, где люди, а где кровососущие твари, маскирующиеся под добрых пенсов. В итоге, получается этакий микс из всего лучшего, что было создано в рамках европейского готического романа и отечественной фантастической литературы, сопоставимый с «Историей Чарлза Декстера Варда» Г.Ф.Лавкрафта. Здесь есть и оживающие портреты, и «проклятый старый дом» (даже несколько), и призраки, и… проще сказать, чего там нет! Читайте – не пожалеете.

5. Л.Андреев «Он»

Что-то все у нас упыри да домовые, колдуны и сатанюги. На десерт повесть без привлечения нечистой силы в классическом понимании. Андреев привык пугать не событиями, а атмосферой. Так что, если подбирать саундтрек к этому произведению, то им будет не хоррор-панк, а какой-нибудь не менее мрачный готический пост-панк. В сюжетном плане нечто подобное пытался замутить Генри Джеймс в многажды экранизированном «Повороте винта», но отечественный производитель круче! Молодой репетитор, прибывающий в поместье таинственного господина Нордена, сталкивается с чередой тайн и загадок, постепенно все больше заворачиваясь в тугую пелену кошмара. Могила утонувшей дочери Нордена, запертая наверху супруга хозяина, иногда принимающаяся наяривать на рояле, неестественно ведущий себя мальчик Володя, странные ритуалы… Не буду спойлерить, разбирайтесь-ка во всем сами, если сможете, хе-хе!

Текст: Константин «Картман» Поздняков