Back to top
Статьи

На север через Юго-Запад

05.02.2018

В ожидании ремастеринга на виниле оценим «Антологию» олдовых ленинградских панков


Петербургская фирма Maschina Records, до поры до времени издававшая разные отечественные синтипоповые редкости и раритеты, решила порадовать поклонников отечественного панк-рока, выпустив двухдисковое издание легендарной группы Юго-Запад. 1-го февраля объявили о начале предварительных продаж на лимитированное виниловое издание.

Не обращая внимания на аутентичное оформление и максимальные усилия по реставрации далеко не самого «чистого» звучания ЮЗ, призадумаемся над главным вопросом: для чего и кому нужно ознакомиться с этим собранием сочинений?

В первую очередь, «Антологию» можно смело рекомендовать любому историку или архивариусу отечественного панкопрома. Таких краеведов и музархеологов в наше время не так уж много, но они есть. С такой же уверенностью можно определить, кому эту тридцатипесенную подборку слушать не стоит. Поклонник новомодной панкухи, не отягощённый, к тому же, познаниями в области литературы и советского синематографа, вряд ли вообще что-то поймёт в этих песнях. И действительно — сложно достигнуть хоть какого-то уровня понимания без комментария, который восстановил бы необходимый контекст. Проще говоря, ответил бы на вопрос: «А почему всё так?»

Начнём с музыки, которая, опять же, некоторым современным слушателям может показаться как минимум странной. Для конца 80-х и начала 90-х годов здесь ровным счётом ничего странного нет. Юго-Запад то играют лихой припанкованный рокабилли («Клава Назарова»), то мешают нововолновые ритмические игры с блюзовыми аккордами («Зачем ты спишь с негром?»), то вонзают блюз имени Майка Науменко («Блюз»), ну, а больше всего здесь типичного для того времени замеса из рок-н-ролльного панка, ска и фольклорных мотивов. На выходе, по ощущениям, получаем своеобразную смесь из АУ и Ноля, местами дикую, но симпатичную. На звукоизвлечение претензии не принимаются: то было совсем другое время, когда нельзя было просто так взять и купить Fender Jaguar в советском магазине музинструментов.

Забавно, что в незатейливых, на первый взгляд, песнях Юго-Запада можно услышать то намёк на будущие свершения Короля и Шута («Лесные братья»), то на песнопения Ильи «Чёрта» (послушайте припевы песни «Регги»). Речь идёт, конечно же, не о текстах или аранжировках, а об исключительно вокальной подаче. Ну, а истеричные вопли-речёвки из пресловутой песни про негра вообще стали чуть ли не традицией, к примеру, их очень удачно применял тот же Сергей Шнуров. Можно сказать, что у группы был нехилый потенциал, да только весь вышел из-за всяких жизненных обстоятельств, в основном с музыкой не связанных (за подробностями рекомендую обратиться к давнишнему интервью из сомнительной книжонки «Панк-вирус в России» О.Аксютиной).

С текстами дело обстоит сложнее, чем с музыкой. Юго-Запад апеллируют к ныне утраченному и забытому времени. И тут многое оказывается непонятным: набор имён политиков из «Корвалана» превратится в сущую абракадабру, разве что Ясира Арафата кто-нибудь да вспомнит; о подвигах Клавы Назаровой, несмотря на обещания «повторить», сейчас никто толком не знает; наконец, название последнего трека «Врангель в Крыму» впору предлагать школьничкам в качестве задания для Олимпиады по истории.

Однако кое к чему и нашему современнику можно прицепиться. Ну, в меру своих когнитивных способностей. «Что это за нигер?» — спросит он. «Это что ещё за свастики на герое, которого ищут пожарные и милиция?» — возмутится озадаченный меломан политкорректного XXI века, не задумываясь о смысле обыгрывания цитаты из Маршака. Успокойтесь и внимательно послушайте тексты песен. Если вам знакомы ирония и самоирония, то сделаете выводы сами. А если нет, то ответьте на простой вопрос: ну, какие всамделишные нацисты будут обещать отомстить полицаям за повешенную комсомолку? Никакого нацизма здесь, конечно же, нет, а есть панковский эпатаж тех времён, когда пьеса Мисимы «Мой друг Гитлер» объявлялась апофеозом фашизма советскими критиками. И побесить советских обывателей такими вот песнями считалось для панков нормой.

Стоит отметить, что большая часть текстов или даже стихов ЮЗ своей актуальности не утратила. Хороши панковские частушки «Выходного». Особенно когда герой песни, повстречавший голимого представителя совдепии, выносит убедительный вердикт «Ни к чему ему, козлу, столько денег». «Тури Тура» подкупают лихим разбойничьим отчаяньем, обстановкой опасного веселья. Лирика ЮЗ вообще местами напоминает Игоря Холина («Тандыр») именно реалистическим и чёрно-юмористическим описанием жизни работяг и пьяниц. А уж такие строчки как «Может, мы найдём ответ на дым вчерашних сигарет?» («Регги») нынче вообще больше не производятся, штучный товар давно кончился. Самым драматически напряжённой оказывается мини-пьеса про дедушку-пердуна. Она начинается как стёб, а потом достигает кульминации:

Может, если б случиться войне,
Мной бы тоже гордились все.
И с медалью герой-пластун,
Я ходил бы, как тот пердун.

Вечная песня про старость и молодость с риторическим, казалось бы, вопросом: «Разве расскажешь им, как я тоже был молодым?».

Ну, что же, можно сказать, что «Антология» отвечает на этот вопрос, по крайней мере, в случае с группой Юго-Запад.

Перелистывал двухтомник Константин «Картман» Поздняков