Back to top
Статьи

Диванный панк. «Другой бы изнасиловал, а я лишь пнул ногой», или Почему сдохла отечественная музыкальная журналистика?

12.02.2018

Мир меняется, я чувствую это в воздухе, в воде и в сортире, где теперь нечего почитать


Мнение автора может не совпадать с мнением редакции.
И вообще ни с чьим мнением.

В любой стране первого мира есть такая штука как музыкальная журналистика. Помимо мейнстримовых журналов и газет, обозревающих музыку «вообще», присутствуют специализированные издания для поклонников разных направлений от джаза до хип-хопа. В конце концов, неплохо себя чувствует независимая музыкальная пресса, те же фэнзины. В России всё сложно. Даже не то, что сложно, а просто нет ни хрена. Даже с мейнстримовыми журналами дело с самого начала не задалось: был в нулевых журнал Play, например. Вы вот сами можете представить себе сейчас издание, на обложке которого проставлялось количество рецензий на альбомы? Стрёмный ход? Да, блин, он в настоящем времени был бы просто гибельным. Тогда это каким-то образом канало, люди худо-бедно Play покупали, пока этот журнал не пал в неравной борьбе с Rolling Stone. Русский вариант американского журнала тут же стал мутировать в СМИ обо всём: музыки стало меньше, политики, спорта и социальщины всё больше. В последние годы своего существования RS было повернулся к меломанам лицом, но вскоре приказал долго жить. Всё. Больше в нашей стране музыкальных журналов о музыке вообще нет. А почему нет? Вопрос риторический, и ответ вы на него все знаете. Потому что нафиг не нужна тут никому музжурналистика, кроме горстки этих самых, не к ночи будь помянутых, меломанов. В чём же наши отличия от Европ и прочих Канад? Попытаюсь поднатужиться (хорошо, что пока я не в сортире) и поразмыслить.

Пиши не хочу. Да кто читать-то будет?

Во-первых, золотые слова о том, что «запретный плод сладок» приобретают в России какой-то особенный, почти маниакальный смысл. Когда мы были самой читающей страной? Да когда у нас эти самые книжки, именно не говённые, не соцреалистические запрещали. И тогда советский человек проявлял максимум изворотливости, хитроумия и овладевал воистину шаолиньскими техниками скорочтения. Ну как, как можно за ночь осилить роман «Доктор Живаго»? Сейчас большинство за тысячу и одну ночь не осилят, а тогда хомо советикус так пёрло от чтения, что они умудрялись затёртую до дыр самиздатку действительно прочитать за один присест. Диссиденты, русское зарубежье – всё проглатывалось. А как стали это издавать да в магазинах продавать в 90-х, быстро оказалось, что интерес пропал, как и не было. Нечто подобное произошло и с первой волной музжурналистики. Пока А.К.Троицкий со товарищи писали про разные запрещённые рок-группы от АУ и до Аквариума народ читал. Грянула перестройка. The end, my only friend. И группы как-то обломались: против чего протестовать? Как сказал вокалист ска-группы The Specials по схожему поводу: «В 19 лет я протестовал против несправедливости в мире, сейчас я протестую по поводу того, что жена куда-то зубную щётку засунула». Сразу потеряла актуальность и «Красная волна», и журналисты, разбиравшиеся в музыке. Сейчас всё разрешено (ну, практически) – пиши не хочу. Да кто читать-то будет? Музыкант и его тётя Мотя? Впрочем, про музыкантов разговор отдельный.

Аппендикс на теле шоу-бизнеса по-русски

Как бы какой-нибудь европейский или американский музыкантишка ни ругал журналюг, ушлых, продажных и ничего в его гениальной музыке не понимающих, он, на самом деле, твёрдо знает – все эти критики нужны. Q, NME, Rolling Stone, Spin на протяжении десятилетий искали и находили звёзд, можно сказать «делали» их. Куда ты там сунешься без информационной поддержки, хотя бы на уровне панк-фэнзина? Да никуда! Журналист нужен музыканту в той же мере, что и музыкант – журналисту. А у нас? А у нас в квартире газ. Поэтому любой музыкант может высказаться про писак в стиле «собаки лают, ветер носит». Мол, пишут или не пишут, мне до лампочки. Нет у меня телевизора, и газет я не выписываю. А если уж пишете про мой величайший коллектив, то пишите так, уважаемые, чтобы языки ваши из ануса моего не выскальзывали, дифирамбы, оды и панегирики требую за мой вклад в ваше никчёмное существование. Или ещё другой классный ход: на вопросы отвечать «да», «нет», «не задумывался». Можно и вовсе, как Пелевин, интервью не давать. И да, мальчики и девочки, в отечественном панк-роке такие стратегии тоже замечены, и не раз. Так что и тут мы отличаемся. Русскому музыканту эта самая музжурналистика не нужна. Какой-то аппендикс на теле извращённо любимого им шоу-бизнеса по-русски.

«Пусть говорят» о музыке

А что с читателями? В ХХI веке многие употребляют слово «около». И я предложил бы большинству Интернет-СМИ и пабликов  именоваться «околомузыкальные». Потому как интересна, по большому счёту не музыка, а кто кому по морде дал в 2003-м, почему Вася написал ругательную песню про Петю, сколько за выступление на фестивале заплатили, панк или не панк, рэп или не рэп, Ничего не напоминает? Конечно, напоминает. Ток-шоу разные, по типу «Пусть говорят», ведь когда туда припирается персонаж а ля Лоза или Малинин, никто не ожидает услышать от него про новый альбом, влияние джаза на его музыку или про любимые записи The Clash, заранее понятно, что начнутся истории про его детей, жён, любовниц, алкоголизм, собаку Панина и ещё какую-нибудь хероту. Вот и в околомузыкальных пабликах наибольший ажиотаж вызывают «скандалы, интриги, расследования». Тут тебе и лайки, и репосты, и просмотры. Но к музыкальной журналистике вся эта шелуха отношения не имеет.

Что в сухом остатке? Ничего. Вот и вспоминается стихотворение Олега Григорьева

Девушка красивая в кустах лежит нагой,
Другой бы изнасиловал, а я лишь пнул ногой.

Так и валяется труп отечественной музыкальной журналистики, изредка его пинают, кто-то упорно говорит, что она не нужна. Да её и нет! Не считать же музжурналистикой паблики-секты для своих и про своих, когда годами по кругу крутятся новости и статьи про двадцатку всем и так известных групп? Посему и переквалифицируются многие, подобно RS, на контент «обо всём». Но вот загвоздка, понимаю, что вкусы мои устарели, но я – меломан, и мне нравится читать про музыку. Мне не интересна политика (и в ближайшие 6 лет она меня точно не заинтересует), в спорте, помимо футбола и литрбола, тоже мало привлекательного, только науч-поп и остаётся… А хочется читать рецензии, истории про запись альбомов (и не только панк-рокерских, я давно слушаю и неосвинг, и сёрф, и фанк, и обычный поп-рок, не говоря уж о всяких «отцах» во главе с до сих пор обожаемыми битлами, Хендриксом, Нопфлером и прочими динозаврами), обзоры новых имён в музыке и т.д. Признаюсь, что, когда пропал из киосков RS, я принялся покупать Classic Rock, но и его закрыли. Теперь читать вообще нечего. Чем я буду сортирный досуг скрашивать? Ведь скоро, похоже, оставшиеся «околомузыкальные» паблики окончательно растеряют и так жалкие проценты этой самой музыкальности. Хотя, наверное, это только моя проблема. Придётся переквалифицироваться в управдомы, как говаривал любимый герой любимых авторов, обожавший песню «У моей девочки есть одна моя маленькая штучка»… (но не в исполнении группы Кирпичи).

 

Ворчал и сетовал Константин «Картман» Поздняков

Иллюстрация: Екатерина Урусова