«Газель Смерти»: Первый русский панк-комикс

Читатели PUNXLOVE уже слышали о книгах, посвящённых панк-року и его истории. А как на счёт тех, кто не любит читать тонны текста и предпочитает листать графические романы?

«Газель Смерти» — комикс, повествующий о жизни панк-музыкантов в турах. Его главному герою довелось гастролировать далеко не с одной группой — многочисленные истории основаны на реальных событиях, произошедших с одним из авторов, так что в этой «сказке» есть огромная доля правды. Денис Алексеев и Пётр Psymuline, кстати, говорят о своём произведении так: «это экзистенциальная драма про идиотов»; «это рассказ о постоянстве, поражении, которое выглядит, как победа и победе, которая выглядит, как поражение».

В настоящее время комикс «Газель Смерти» можно купить  в Москве и Санкт-Петербурге, помимо этого он частично публикуется на различных порталах и в журналах. Кроме самого комикса продаётся мерч по нему. Иногда команда комикса делает любопытные ивенты, в некоторых из которых вы можете принять участие: например, недавно они открыли улицу Фрэнка Заппы в Москве.

Что же такое на самом деле эта «Газель Смерти»? Легендарное транспортное средство, тур на котором проехала далеко не одна панк-рок группа. Именно благодаря ей Денис Алексеев, автор комикса и владелец газели, узнал и прожил столько невероятных историй. Несмотря на то, что графический роман повествует о временном отрезке с 2002 года по 2015, путешествия продолжаются! Например, перед Рождеством на ней отправятся в тур музыканты группы «Отдел Самоискоренения», и к ним даже можно присоединиться, если вдруг вы свободный от коллектива барабанщик.

«Газель Смерти» можно назвать панк-комиксом не только по тому, на чём основан сюжет, но и по типу работы. В своём интервью Sadwave авторы представили это так: как и многие панк-музыканты в начале своей истории, они просто встретились амбициозными, но ничего особо не умеющими людьми. Однако сейчас не скажешь, что комикс создан новичками: в нём хороши и рисовка, и сюжет. От первых к последним страницам можно проследить постепенный прогресс.

Не все задуманные истории поместились в комикс, однако следующая часть не будет прямым продолжением — если идея осуществится, вместо очередного графического романа свет увидит настольная игра. Так что вероятно, что, если вы всю жизнь мечтали отправить в тур с какой-нибудь панк-группой, до осуществления осталось совсем недолго! Помимо этого в свет выходят песни о «Газели», и вполне возможно, что однажды их выпустят на физическом носителе все вместе.

Водитель «Газели Смерти» Денис Алексеев перекинулся с PUNXLOVE парой слов:

Привет! Расскажи, как ты оказался за баранкой «Газели Смерти»?

Ну, эта история есть в комиксе. В двух словах: я встретил девушку, которая потом стала моей женой, и мы придумали такую семейную утопию. Делать то, что обычно делали люди в нашем возрасте, нам точно не хотелось. Вообще-то, идея была моя, но если бы эта девушка не выступила таким мощным катализатором – ничего бы не получилось. Я ей очень благодарен за то, что она появилась в тот момент. Мы вместе работали на хуйовых работах, жили в загородном доме, в котором с потолка зимой сыпался снег, а подсолнечное масло замерзало на кухне. Оба бросили институты, чтобы начать совместную «взрослую жизнь», которая так никогда и не стала совсем уж взрослой.

Потом она ушла, и за это я ей тоже благодарен, хотя тогда мне казалось, что «Газель Смерти» сыграла очень злую шутку со мной, и всё рухнуло. Теперь я понимаю, что если бы этого не произошло, я бы никогда не начал делать все эти штуки по-настоящему, на поражение. «Газель Смерти» – это такой суицидальный проект, «Газель Самоискоренения», и его просто невозможно мутить с тем, кого по-настоящему любишь. Думаю, это касается и других вещей: счастливые люди обычно бесполезны в искусствах, революциях и других делах. К счастью, я вовсе не думаю, что обязательно нужно быть счастливым. Есть вещи и поинтересней.

Почему твой выбор остановился именно на «Газ-32221»? 

У меня было три разные Газели и одна Iveco Daily. Ивека летала, как космический корабль, но оказалась чересчур дорогой в ремонте. К тому же, её мало где можно починить в России, а запчасти — только на заказ. Я всегда хотел больше ездить по внутренним территориям, поэтому, когда Iveco окончательно развалилась, снова купил Газель. Она часто ломается, но ремонтировать её можно в любой дыре. Правда, каждый раз, когда я выезжаю в Европу, особенно дальнюю, чувствую себя немного как камикадзе. Однажды у нас накрылась коробка передач в Италии, но мы дотянули до Украины.

Ещё мне нравятся бензиновые машины — на них можно поставить газ и здорово экономить на топливе. Если мне когда-нибудь удастся заработать денег, я куплю себе новую Газель и перламутровый Chevy Van — американские тачки круто выглядят. Для России и для Европы, скажем так.

Как ты пришел к решению создать комикс по мотивам своих приключений?

Мне просто надоело рассказывать одни и те же истории по сто раз. Шучу. Я могу делать это вечно.

На самом деле, комикс создавал не столько я, сколько мой друг Пётр Psymuline. Он нарисовал все эти прекрасные картинки, а я только рассказал ему несколько историй и худо-бедно оформил их в сценарий. Конечно, мы влияли друг на друга, и у нас нет разделения на «художник» и «сценарист», мы везде говорим, что оба — просто «авторы». Короче, инициатором был он. В 2015 году американский журнал Maximum Rock-n-Roll объявил о намерении сделать спец.выпуск по панковским комиксам, и Петя захотел в нём поучаствовать. Он попросил меня вспомнить какую-нибудь историю из тура (это ведь должен был получиться панк-комикс!), нарисовал её и отправил в Сан-Франциско. Потом мы подумали, что это вообще хорошая идея, и оформили ещё несколько историй. Затем стало понятно, что их надо как-то связать, поэтому в сюжете появилась эта лирическая линия. Всё это дело в процессе производства видоизменялось, что-то добавлялось, что-то наоборот убиралось, какие-то вещи уходили на второй план. В общем, когда комикс вышел из печати, это было совсем не то, и не про то, что я представлял себе изначально. Знаете, я несколько месяцев даже не открывал его и не смотрел, что там получилось – мне было просто страшно и немного стыдно. Но потом я напился и прочитал его целиком. Тогда мне показалось, что всё не так уж и плохо. Ну, и поскольку этот первый барьер был преодолен, потом я прочитал его на трезвую голову, и понял, что вообще-то всё плохо, но могло быть и ещё хуже.

По твоим личным ощущениям, градус безумия в поездке с какой группой достиг предела?

У безумия нет предела, поэтому достичь его невозможно. Меня часто спрашивают про какое-то безумие, но вряд ли я именно тот человек, которому стоит адресовать данный вопрос. Видите ли, я не являюсь вполне «нормальным», и не хочу таковым прикидываться, зачем? По-моему, это просто нечестно. А основное безумие творят именно нормальные. Включите телек или откройте новости, если у вас нету. Обратитесь, в конце концов, к депутатам Государственной Думы. Мне кажется, настоящее безумие происходит именно там, а не в поездках с панк-группами. Если предел безумия когда-нибудь будет достигнут, то как раз там. На самом деле, я бы хотел, чтобы это поскорее произошло. Может, тогда перегорит какой-то переключатель, и эта планета станет чуть более пригодной для жизни.

Поездки с панк-группами вообще о другом. Я встречаю столько по-настоящему красивых людей, вижу, как они делают красивые поступки, от красоты каких-то определённых городов и стран я готов буквально потерять сознание — и почему столько людей спрашивает меня о безумии, но никто не спрашивает о красоте?

Не считал, сколько километров ты проехал за рулем «Газели Смерти»?

Нет, я даже не считал, во сколько туров съездил. Хороший баскский писатель Бернардо Ачага в романе «Сын аккордеониста» писал, что когда мысли касаются чисел (ты начинаешь подсчитывать, сколько осталось или прошло дней, сколько ещё километров до следующего города и т.д.), то дело плохо. А у меня, кажется, пока всё хорошо. Навскидку, я точно несколько раз обогнул Землю по экватору и сгонял на Луну туда-обратно. Ещё мне в этом году надо поменять права – в декабре я праздную юбилей, 10 лет «за баранкой этого пылесоса». Вот и всё, что имею сообщить про свой водительский опыт.

Без чего не обходится ни одна поездка на «Газели Смерти»?

Во-первых, без самой «Газели Смерти», хотя это обобщённый образ, так что могут быть отступления. Во-вторых, без водителя «Газели Смерти», то есть меня. Тут, впрочем, тоже могут быть варианты: однажды мою машину не успели вовремя собрать в мастерской перед туром, и я попросил своего друга из Киева поехать вместо меня, он согласился, но при условии, что я тоже поеду и буду его развлекать. В итоге получилось так, что я вёл его машину всю дорогу, потому что у него никак не получалось протрезветь. В тур с рок-группой, всё-таки, годится не каждый водитель, тут своя специфика. Всё остальное всегда по-разному. Хороший рок-тур, это который не похож ни на один из тех, в которые ты уже съездил, и по возвращении ты можешь сказать только одно: ОГО!

Куда бы ты ни за что не отправился на «Газели Смерти»?

Нет такого места. «Газель Смерти» – это наднациональный проект, и я отправился бы в любую точку, где есть люди, которым нужно то, что я делаю. К сожалению, в некоторые места невозможно поехать без поддержки правительств, а чего бы я точно хотел избежать, так это участия в своём проекте официальных лиц и государственных мужей. Мне плевать на суверенитеты и целостность государств, но я не хотел бы, чтобы моя деятельность выглядела так, как будто я поддерживаю тех, кто занят пересмотром этих целостностей и суверенитетов, причём вооружённым и насильственным путём. Тур — это в некотором смысле жест, и всегда есть вероятность, что он будет истолкован превратно. В моём случае этот жест всегда означает одно: я еду туда, где нужен рок, где он нужен простым людям, а не государственным деятелям в их политических интересах. Если можно поехать в Чечню так, чтобы это не выглядело, как будто мне нравится Кадыров, а просто чеченцам нужен рок – я поеду. Если можно поехать в Донецк, чтобы поддержать простых мирных граждан, которым во всём этом замесе досталось больше всего, и это не будет выглядеть так, как будто мне нравится проект Новороссия — я поеду. Кстати, это мой второй родной город. Сам я родился в Москве, но моя семья — оттуда.

Я много раз после начала русско-украинского замеса бывал в Украине с концертами: там можно замутить тур на DIY принципах, к тому же я очень люблю эту страну. Сейчас мы, кстати, готовим перевод комикса на украинский. Вообще-то, это необязательно, ведь в Украине понимают по-русски. Но это тоже такой жест: мне нравится разнообразие языков. Я хочу, чтобы их было как можно больше, и они были разные. Когда ты прилетаешь в Бангкок, ты ведь пробуешь тайские блюда, а не идёшь есть в МакДональдс? В СССР русский язык был обязательным для всех республик, и во многих местах он насаждался буквально насильственно. В этом нет моей персональной вины как носителя этого языка, просто я хотел бы немного подправить ситуацию в меру собственных скромных сил. Сравнение с МакДональдсом не совсем верное, ведь еда там — полное дерьмо, а на русском написаны прекрасные книги. Просто я бы хотел, чтобы его учили не из-под палки, а чтобы узнать, что написано в русских книгах. Я бы хотел сказать – смотрите, я говорю и пишу на прекрасном языке, но точно так же я уважаю и ценю ваш язык, я бы хотел, чтобы мои книги вы читали на своём, родном языке. Если бы в СССР общим для всех был, скажем, Эсперанто, такой проблемы вообще не стояло бы, а русский получил бы именно то, чего заслуживает – интерес и уважение за то, что на нём было и будет написано.

А так я бывал в разных стрёмных точках. Например, в Нагорном Карабахе, который тоже никак не могут поделить. Мы ездили в Турцию с концертами, когда наши страны были почти на гране войны. Нам даже пришлось подписывать какие-то бумаги, что Россия не несёт ответственность за транспортировку наших трупов, если кому-то взбредёт в голову нас застрелить. Знаете что? Мне вообще насрать на всю эту хуйню. Мы, панки, люди мира во всех смыслах и отношениях, и мира как планеты, и мира как не-войны.

Почти в каждом своем интервью ты вспоминаешь какую-нибудь безумную историю, которая происходила с пассажирами “Газели Смерти”. Может быть, у тебя и для наших читателей осталось что-нибудь в запасе?

Окей. Однажды у меня была панк-группа из Финляндии, один участник которой выпал через боковую дверь во время движения, потому что захотел поблевать, а другой блеванул с заднего ряда сидений на лобовое стекло, да так, что я решил сначала, будто из-под грузовика, ехавшего навстречу, вылетела грязь. Ему, кстати, было за 50, он из самого первого поколения панков, и если бы тоже выпал на ходу, то точно что-нибудь себе сломал. К слову, я ехал-то с ними всего 20км до соседней деревни – для тура у них была своя машина. У меня бывали ужасно милые пассажиры, например, одна японская группа, участница которой почти не говорила по-английски. Когда мы проснулись на вписке, кажется, в Иваново, первое, что она сделала, это пошла на кухню, набрала стакан воды и принесла мне, показывая жестами – ты водитель, важное лицо, тебе нужно хорошенько напиться с утра. Или участница другой жутко милой американской панк-группы, которая дарила мне шоколадки, а под конец подарила розу. Эта история тоже есть у нас в комиксе, а про всю гастроль целиком группа рассказала в другом комиксе.

Или ужасно разумные пассажиры, которые никогда не оказывались правы, потому что Россия иррациональна. У нас поломалась машина в Казани, и мы вызвали эвакуатор, но когда он приехал, то оказалось, что он объективно короче нашего автобуса. «Нормалды!», — сказал водитель, и начал затягивать нашу машину на платформу, но она, естественно, не влезла. «Разве он не видит, что эвакуатор короче автобуса?!», — спросили Ужасно Разумные Пассажиры, но водитель опять сказал «нормалды!», и предложил попробовать затянуть автобус задом наперед, что повергло У.Р.П. в ужас, вернее, в сомнения об его адекватности: «разве он не понимает, что длина автобуса от этого не изменится?!». Автобус опять не влез, тогда водитель снова сказал «нормалды!» и затянул-таки машину как-то по диагонали, от чего она ужасно шаталась, но влезла. Медленно-медленно со включённой мигалкой мы поехали в мастерскую, ворота в которую оказались ниже нашего автобуса, то есть автобус никак не проходил по высоте. У.Р.П. ликовали: «Ну! Что мы говорили!? Эта машина слишком большая, она никуда не влезет!» Но снова это спокойное татарское «нормалды!», мы спускаем шины, и автобус заходит в ворота буквально тютелька-в-тютельку, но… упирается передом в стену, а зад торчит наружу – машина и по длине не помещалась в бокс. Трудно передать ликование У.Р.П. в письменной форме, и совершенно невозможно передать ликование всех вообще, когда после очередного «нормалды!» мы скрутили задний бампер, и ворота — о чудо! — закрылись, не оставив, впрочем, даже миллиметра свободного пространства!

…всех этих гавриков я ужасно люблю, на самом деле, и очень по ним скучаю.

В Москве комикс «Газель Смерти» можно приобрести в следующих магазинах:

ЧУК И ГИК (оба)
28ОЙ
ЦИОЛКОВСКИЙ
ФАЛАНСТЕР

В Санкт-Петербурге:

VERTAK (есть футболки)
ПОРЯДОК СЛОВ
ВСЕ СВОБОДНЫ
ФАКЕЛ
GARAGE KARMA STORE
ЛАВКА АПЕЛЬСИН

Заказы по почте: gazelleofdeath@gmail.com
Комикс — 250р, футболка — 800р, значки большие и маленькие — 50р (+ почтовые расходы).

 

Текст — Арина Крючкова, Павел Макаров