Back to top
Интервью

Макс Кочетков: "Уход из коллектива был сродни отсечению члена"

01.09.2016

Один из основателей НАИВа о первых шагах группы и знакомстве с Фэт Майком


С гордостью и трепетом PUNXLOVE представляет вашему вниманию интервью с Максом Кочетковым, одним из отцов-основателей группы НАИВ. Вас ждет захватывающее путешествие в конец 80-х - начало 90-х. Макс поделился с нами эксклюзивными подробностями первых шагов "Новых Арлекинов и Вольтижеров" и приоткрыл завесу тайны над многими закулисными секретами НАИВа.

Привет! Большое спасибо, что согласился побеседовать с нашим изданием. Начнём издалека: как известно, НАИВ образовался в рядах вооруженных сил СССР. Как проходила твоя служба в армии?

Моя служба в армии пришлась на 1987-1989 гг. и была очень странным опытом.  Наверное, самый похожий на это опыт – это представить, что ты одновременно находишься в тюрьме (где по периметру следят, а внутри всё управляется неуставными взаимоотношениями и дедовщиной), в библиотеке (где я любил читать потрёпанные книги Достоевского), в сумасшедшем доме (да, было и такое, некоторые не выдерживали и даже иногда шли на крайности), в столовке (с маленькими кусочками говядины туши, с  которой недавно счистили опарышей), в сортире (без дверей), на дискотеке (у нас была возможность слушать иностранные рок-радио без глушилок), на двухярусной койке в бараке ( над сосущимися и дрочащими друг другу пенисы внизу гомосексуалистами-сержантами), среди колбасы и печенья (которые активно поедались ночами), рядом с обезумевшим новобранцем (точащим под одеялом нож с тем, “чтобы ночью перерезать всех сержантов”), в кинотеатре (в части за неимением других лент солдатам постоянно крутили “Пролетая над гнездом кукушки”), в музыкальной студии (у новоиспечённого НАИВа была возможность играть шумную музыку), в центре драк (таковые частенько повсеместно вспыхивали). Тотальный сюр. Всё это способствовало движению в сторону создания группы НАИВ и укреплению её будущих принципов. В воздухе витал “ветер перемен” и было очевидно, что советская система прогнила и скоро рухнет.

По годам:

- Призыв – 0,5 лет службы – пробивание фанер и пахалово.

- 0,5 лет службы – 1 год – старение, тебя перестают чморить деды и ты учишься, как поменьше работать и побольше отдыхать.

- 1,5 года -2 года – отдых.

Как сформировался самый первый состав "Новых Арлекинов и Вольтижеров"? 

Первый состав группы состоял из трёх человек и был сформирован приказом полковника нашей воинской части по кличке “Челюсть”. К “Шизе” (такая армейская кличка была у Чачи в то время) и ко мне приставили барабанщика-армянина из какой-то другой роты, чтобы мы играли рок-музыку. Перестройка и всё такое….

По-настоящему же группа сформировалась, когда к реализации наших с Чачей армейских задумок присоединились Руслан Ступин и Майк Полищук  во время бурных тусовок в районе Давыдково.

Чача и я реально познакомились в армии. В тот момент, когда нас брили наголо, сержант записывал ответы на вопрос, кто ты по специальности. Мы оба ответили – музыкант. Так как это – было круто! Правда, к инструментам нас подпустили только, когда мы отслужили год и стали «черпаками».

Банальный вопрос, но все же: почему вы изначально дали группе такое громоздкое название?

Во-первых, потому что мы не видели свою группу, как какое-то коммерческое образование. Название возникло таким образом: деды называли новобранцев “арлекинами”, “вольтижёр” – слово из русской литературной классики, обозначающее хамоватого гусара. В армии мы много читали, поэтому обращали внимание на такие вот детали. Вернувшись в Москву мы активно пытались найти возможность сыграть концерт. Такая возможность появилась вместе с группой КРЭК. Мы сыграли вместе концерт в каком-то ВУЗе. Помню, что я буквально с головы до ног был обвешан значками с советской символикой, а в составе НАИВа был клавишник-однополчанин Лёха Гончаров…

Только ли любовь к музыке была вашей основной точкой соприкосновения?

Безусловно, доминирующим двигателем выступала только музыка. Однако та среда, в которой мы находились в бараках, фактически выпихивала нас в армейский клуб, где было до нашего прихода тихо и над столиками сушились фотографии трупа недавно повесившегося из-за дедовщины солдата Львова…

Ты помнишь самую первую написанную группой песню?

Конечно, помню! Самой первой песней была “Танки-панки”. Мы даже в армии исполняли её на публику.

Почему ты решил играть в НАИВе именно на басу?

До армии я играл в аэропортовской трэш-группе ЭКРОН. Мне всегда нравились басисты и у меня просто была бас-гитара. Моим кумиром на тот момент был Сид Вишес. Меня всегда прикалывало то, что он никогда не умел ни на чём играть, был алкашом и наркоманом, но стал такой звездой, а потом ещё и куколки Сида стали делать в Японии… Такая работа мне нравилась, поэтому в 4-ом классе я подумал, что быть Сидом из SEX PISTOLS лучше, чем, например, Джином Симмонсом из KISS….

Среди других бас-гитаристов мне нравился Клифф Уильямс из AC/DC, который всю свою жизнь играет одно и тоже, обеспечивая повторяющие ритм-гитару стабильные басовые партии, состоящие в основном из восьмых. Мне нравилась гитарная музыка и у меня никогда не было проблем с распальцовкой и каких-то комплексов из-за этого. Моё звукоизвлечение в 99,9% песен - удар медиатором вниз. Всё это очень хорошо слышно на первых двух альбомах НАИВа, где я прописывал бас-гитары, вторя гитаре Руслана Ступина. Ну и, конечно, впечатлял ДиДи из RAMONES, но он был слишком сумасшедшим супчиком и меня это несколько отталкивало. Также я сильно пёрся и до сих пор прусь от Никки Сикса из MOTLEY CRUE, он мне до сих пор нравится в Sixx AM. Мне также импонирует то, что он отказался от наркотиков и моя современная деятельность по помощи бывшим наркоманам и алкашам (в том числе и из музыкантов) идёт параллельно тому, что делает Сикс.

Но вернёмся к армии… Гитары в армии были – говно, поэтому получив отпуск, я привёз из Москвы в свою воинскую часть в Гатчине чешскую бас-гитару “Диамант”, когда уже был черпаком. На ней и я стал играть в НАИВе военных лет.

Какая атмосфера царила во время записи первого альбома? Было ли это пьянство с элементами записи инструментов, или же вы подходили к работе серьезно?

Первый альбом был записан на студии “У Дрозда”. Какая-то дыра в стенке. Запись была спровоцирована журналом MaximumRock’n’Roll, которые на волне перестройки решили сначала выпустить сборник русских панк-групп, но увидев клип НАИВа «Танки-панки» решили издать полноценный лонг-плей только нашей группы. Кстати, в студии «У Дрозда» писался и второй альбом “Пива для НАИВа!” (название которому тоже придумал я) и, кстати, в честь которого теперь назван сорт пива в московском пабе “1516”.

Запись первого альбома “Switch-Blade Knaife” (что позже условно кто-то перевёл на русский как “Финка”) была организована и оплачивалась Рок-лабораторией. Был определён звукорежиссёр, Соколов, который писал БРАВО и для нас это было круто, так как Агузарова нам нравилась. На тот момент в студии были также замечены хэви-металлисты HELLRAISER и Крис Кельми, смена которого начиналась сразу после нашей. Разница и сходство между НАИВом и Кельми была в том, что мы были сильно помятыми: он приходил на студию со слипшимися волосами и, судя по всему, с похмелья, мы же уходили с утра домой после записи в говно пьяные.

Рок-лаборатория выделила на запись сумму значительно бОльшую, чем требовалось. Это объяснялось тем, «чтобы никому не было обидно», так как только немногие были посвящены в то, что альбом пишется для Штатов, это было беспрецендентно, а завистников было много. Более всего владельцы студии были в непонятке от того, зачем мы записываем такие вещи, как «Жирный», например, или «Эх мамочка моя», они приглашали своих знакомых послушать некоторые треки, чтобы вместе недоуменно покачать головой и поцокать языками.

Было ли это пьянством? Пожалуй, да. Но музыка всё же была на первом месте. Альбом был записан за трое суток, что-то специально оттачивать для него нам не было нужно, так как вся наша предыдущая жизнь была его подготовкой...

Дебютник НАИВа был издан на лейбле культового журнала "MaximumRock'nRoll". Как удалось выйти с ними связь и заинтересовать?

Я впервые подержал журнал “MaximumRock’n’Roll” в армии, туда мне его из Москвы прислал мой приятель по группе ЭКРОН. Журнал удивлял своей искренностью, именно тогда я понял, что такое “панк”, а что такое “хэви-металл”, и в чём между ними разница. Позже, вернувшись на “гражданку”, я познакомился с журналистами этого издания уже через Рок-лабораторию. Им отрекомендовали НАИВ, как заглавную панк-группу Москвы, и мы стали сразу с ними бухать и орать совершенно диким образом, так как денег у нас не было, а у них их было много… Заинтересовывать никого не нужно было. В Америке очень быстро прикололись к нашему зажигательному видео “Танки-панки”. Да и кто не приколется просмотрев его?

По слухам, у Курта Кобейна в дискографии был в том числе и «Switch-Blade Knaife». Чача в одном из интервью говорил о том, что пытался связаться с Кортни Лав, что бы выяснить это, но, к сожалению, безрезультатно. Может быть, тебе что-то известно по этому поводу?

Я впервые прибыл из Москвы на западное побережье США в 1990-ом году в связи с выпуском дебютника НАИВа. Весь мир смотрел с открытым ртом на возрождение панка в Калифорнии, и я был тому очевидцем: Operation Ivy, Green Day, Rancid, NOFX, Offspring, Bad Religion…Происходил метаморфоз всей мировой музыкальной индустрии. В Сан-Франциско я познакомился с Дейлом Кровером (из MELVINS), который непродолжительное время был барабанщиком у NIRVANA. В то “до-интернетовское” время у него, у Курта Кобейна, да и у всех остальных американских участников панк-сцены «второй волны» единственным международным панк-информационным ресурсом был журнал “MaximumRock’n’Roll”. А ”MaximumRock’n’Roll” выпустил “Switch-Blade Knaife”. Стало быть у каждого уважающего себя американского панка или гранджера в коллекции должен был быть либо винил, либо кассета с дебютником НАИВа. Так что, скажу: “Да”, - у Курта он имелся.

После выхода "Пива для НАИВа" группа отправилась в свой первый европейский тур. Как вам удалось организовать такой продолжительный вояж по европейским странам? Какое у тебя самое яркое воспоминание, связанное с этим туром?

Выпустив пластинку на MaximumRock’n’Roll, мы ожидали, что от американцев последует приглашение играть тур в США, но его всё не было и не было… Тем временем мы не сидели без дела в Москве и готовили к записи «Пива для НАИВа». На нас обратили внимание в Европе. Я активно промотировал НАИВ в Европе теми скромными средствами, которыми на тот момент располагал. А тогда даже жрать у нас не было, все питались толстыми серыми макаронами c кетчупом, водкой и пивом. Угробив всю кассетную коллекцию своих родителей и записав на неё «Пива для НАИВа» ещё до выпуска винила, я разослал эти кассеты по адресам ещё одного детища MaximumRock’n’Roll-а: каталога MRR с контактами всевозможных DIY компаний под названием «Book Your Own Fucking Life». Тогда этот каталог издавался на бумаге и был незаменимым инструментарием в руках ди-ай-вайщика. Из 400 разосланных кассет НАИВ произвёл впечатление на 3-х человек. Шведа, финна и датчанина по имени Адам Шварц. Адам объединил усилия всех промоутеров и организовал НАИВу масштабный тур по Европе. Сделал он это в большей степени из-за политических мотивов со своей стороны.

О самом ярком впечатлении я расскажу в своей новой книге. Я нашёл ещё один архив старых фотографий НАИВа… Поэтому самое интересное – впереди!

Часто ли у НАИВа были проблемы с законом в то время?

На удивление нет, не часто. …Мы бухали так, что от нас менты на улице шарахались, а это, согласитесь, надо заслужить… Ступор иногда попадал в ментовку, за драки, его частенько бычило…В стране было общее беззаконие, помнится, по местным московским ТВ каналам в дневное время крутили XXX порнуху… Наверное, чтоб по домам все сидели…Такие вот, были перестроечные времена…

Тяжело ли тебе далось решение об уходе из коллектива? Как отреагировали остальные участники на заявление об уходе?

Уход из коллектива был сродни отсечению члена. Но я был влюблён в Кемми, а она – в меня и нам было ни до кого! Я объявил об уходе в 1993-ем году, собрав всю группу на спич во дворике рядом с Пушкой после первых двух репетиций после тура. Не думаю, что все как-то грустили сильно. Каждый отреагировал на это по-своему. Все промолчали, лишь Чача сказал: “Макс, возвращайся обратно. Когда решишь. Ты же знаешь, что я люблю создавать рабочие места.” Мы оба рассмеялись. НАИВ в моём лице теряли менеджера в России, автора текстов и бас-гитариста. Но приобретали того, кто бы мог продвигать группу в Америке, куда я дико рвался… Играть на бас-гитаре в НАИВе я перестал (меня мнгновенно заменил куда более талантливый Денис Петухов), но в 1994-ом году я написал большинство текстов для следующего номерного альбома “Dehumanized States of America”.

Такой любопытный факт расскажу про этот альбом. Руслан Ступин мог бы стать гитаристом FAITH NO MORE. Это – не шутка! Билли Гулду настолько понравилась его игра на “Dehumanized”, что он мне признался, что если бы у Ступина была виза в Америку, он бы «глазом не моргнув» пригласил его к себе в качестве гитариста! Вообще всяких интересных возможностей тогда возникало много, увы, не многими из них мы сумели воспользоваться…

К слову, о "Dehumanized States of America". Как ты отнесся к тому, что НАИВ записал настолько экспериментальный альбом?

Я помогал НАИВу записывать этот альбом. Большинство текстов и вокальных партий этого альбома придуманы мной. Я приехал в Москву на его запись в Битцу. Дело было зимой. Барабанщик НАИВа Майк Полищук на тот момент уже приобрёл серьёзную героиновую зависимость, выглядел он уже не ахти как, и ему было совсем невесело. Вообще это были тяжёлые годы для всей страны…

Песня "Cammie Toloui" была посвящена теперь уже твоей бывшей жене. Кто принял решение поместить её на альбом "Пива для НАИВа"?

Песню ”Cammie Toloui” полностью написал Чача (и музыку и слова), а Ступин придумал аранжировку. Решение поместить её на альбом было общим. Нам понравилось, как необычно звучит для русского уха её фамилия, не более того. В своё время Кемми много сделала для группы и для меня. У нас общий сын.

Чем ты занимался после того, как отправился на ПМЖ в США?

Музыкой, которая является моей страстью, и переводами. Мало кто из массовой панк-тусовки об этом знает, но помимо своей музыкальной и околомузыкальной деятельности я занимался и продолжаю профессионально заниматься устными и письменными переводами с английского языка на русский и наоборот. На всех уровнях: для свинофермеров и панк-рокеров до финансово-юридических служб и президентов стран.

Я родился в Нью-Йорке, в русской семье, в династии переводчиков и являюсь специалистом высшей категории по синхронному, устному и письменному переводам. Также имею почти тридцатилетний стаж работы в качестве администратора и координатора по проектам двусторонних обменов, в том числе, проводимых под эгидой правительств США и России.

С 1994-го года я стал развивать свою карьеру на этом поприще в США, что продолжаю делать и по сей день. Кстати, именно моя первая работа на выставке “Технологии из России ‘94” позволила мне купить билет в Москву, чтобы поддержать НАИВ во время записи “Dehumanized States of America” и приехать в Москву с Джоуи Озборном, барабанщиком группы ACID KING на запись этого альбома. Но это – совершенно отдельная история, которая, надеюсь, будет частью моей новой книги.

Как ты оказался на обложке американского издания «Пост алкогольных страхов»?

После того, как к власти всё сильнее стал рваться Жириновский, тренд на конфронтацию с Россией подхватили и водочные производители США. Фотография этого альбома была сделана Кемми Тулуи у щита наружной рекламы водки в центре Сан-Франциско. Это потрясающе, насколько коммерция использует в своих целях политику и манипулирует массами. Реклама гласит: «New Cold War Is Coming». Эту фотку НАИВ использовал для оформления внутренней части вкладыша CD филёвского издания альбома «Пост-Алкогольные Страхи». Билли Гулд (из FAITH NO MORE) переиздавая этот альбом на KoolArrow  наткнулся на эту фотку и попросил у меня использовать её в качестве оформления переиздаваемого альбома в США. Я дал Биллу на это своё согласие.

К 25-тилетию НАИВа ты с Русланом Ступиным выпустил книгу, посвященную группе. Чуть выше ты упомянул, что работаешь над второй частью. Что о ней можешь рассказать? Может, стоит ждать чего-нибудь бОльшее, например, документальный фильм?

Вторая часть книги в настоящий момент пишется. Меня многие спрашивают, о чём она. Я отвечаю: “О том, что меня побудило бросить играть на бас-гитаре в НАИВе, отказаться от всех наркотиков и зависимостей и прийти к Богу уже в очень зрелом возрасте… Оказалось, что на практике быть христианином значительно сложнее, чем быть неформалом… О документальном фильме пока речь не идёт. Хотя, кто знает? Вон Снейк с Германикой тусуется, может чего и выйдет из этого….

Периодически ты выходишь на сцену вместе с нынешним составом НАИВа. Какие эмоции ты испытываешь во время этого?

Всегда разные, всё зависит от того, в каком эмоциональном состоянии я находился прямо перед выходом на сцену. Это, конечно, всегда для меня волнительно: как отнесутся зрители к моему очередному выходу…

Как тебе крайняя пластинка группы «Populism»?

Пластинка группы «Populism» мне нравится, так как в отношении НАИВа у меня чётко предвзятое мнение, и мне нравится всё, что выпускает и, главное, не выпускает на широкую аудиторию эта группа.

Не так давно нам стало известно, что ты по просьбе Фэт Майка занимаешься переводом автобиографии NOFX. Когда ждать "ванну гепатита" на русском?

Мой перевод книги завершён. В настоящий момент группа NOFX находится в поиске издателя своей книги в России. Надеюсь, что их книга «NOFX: Ванная с гепатитом и другие истории» скоро найдёт своего родителя. Книга на протяжении двух недель была бестселлером New York Times, и она хорошо продаётся сейчас в США даже в аэропортах! Её уже перевели и издали во многих странах, включая, например, Португалию и Японию. NOFX сами не ожидали такого успеха!!! В начале лета ко мне обратился Фэтти с тем, чтобы сделать официальный перевод книги на русский. Изначально планировалось её издать к концертам NOFX в Риге и Москве, но этот план оказался слишком амбициозным и было решено это сделать к рождественским праздникам. Как переводчик я согласился на некоммерческие ставки по оплате моей работы, но при условии, что часть денег от реализации книги пойдёт на нужды евангельской организации под названием “Hand of Help Ministry”, которая базирована в Сан-Франциско и занимается помощью одержимым, нуждающимся, зависимым, душевно больным, проституткам, алкоголикам, наркоманам и т.д. в которой я сейчас перевожу на бесплатной основе. Тематика книги NOFX мне хорошо знакома, я сам из бывших….

Безусловно встал вопрос и о фанатской DIY деятельности касательно книги. Вместе с менеджерами Майка мы обсудили, что делать с её русскоязычными пиратскими версиями (которые уже частично выложены в сетях) и насколько мне известно, было решено их пока не закрывать, так как это не будет воспринято панк-общественностью, как то, что есть “круто”…..

Как ты вообще познакомился с Фэтти?

Название группы NOFX я услышал в туре НАИВа по Европе. Всю дорогу нам говорили о каких-то американцах NOFX, и что, мол, они похожи на нас или мы на них, т.е. НАИВ  - как-бы такое их зеркальное отражение из страны «оси зла», такие «панки-тире-хэви-металлисты», как и NOFX… Но, честно говоря, их музыка была не очень убедительной до “Ribbed”, поэтому я как-то не обращал на них внимание… Кстати, нужно отметить , что фактически вся хард-кор сцена 80-ых прошла мимо меня, да и всех «наивовцев» тоже. На тот момент, самое начало 90-ых, мы строго парились на панк’77 и нас также не обходила стороной мода того времени - глэм-металл. В Сан-Франциско же я постоянно видел Фэт Майка на разных панк-концертах в маленьких клубах. После московского фиаско с их концертом в 96-ом году я предпринял множество попыток убедить их всё-таки выступить в России, как я в своё время делал это с Марки Рамоуном… С Фэт Майком завязалась какая-то переписка… Я рад, что теперь они обрели в России такое большое количество поклонников.

В 1996 ты вёл переговоры с NOFX о выступлении в Москве. Это действительно правда, что их не выпустили из аэропорта по прилёту в столицу?

Это было так: с NOFX вёл переговоры Андрей Павлов, на тот момент директор НАИВа, сооснователь фирмы SOS MUSIC и лиазон с компанией ФИЛИ. Стороны обсудили всё, что было нужно обсудить… всё - кроме виз… Я в полупьяном состоянии загрузился в рафик вместе со Скляром и Аликом Исмагиловым (не знаю, в каком они были состоянии) и мы отправились встречать группу в Шереметьево.  Насколько я понимаю, 96-ой год был очень непростым у NOFX с точки зрения пребывания в беспредельном состоянии от денег и наркотиков. Какими они были на другой стороне пограничного КПП в Шереметьево после Амстердама можно только догадываться. Годы спустя Майк мне рассказывал, что KLM посадили их на московский рейс не спросив о визах, решив, что визы можно будет купить на границе. В Москве погранцы запросили «под столом» по $800 с носа. В «трэвеллинг парти» NOFX было порядка 10 человек. Взятка давалась поступательно, от человека к человеку. В результате все деньги оказались у бдительного начальника погранслужбы, он позвонил Танкисту, поинтересовался: «Твои?» - и пожурил организаторов за то, что те не заморочились с визами. В результате NOFX посадили на обратный рейс в Амстердам без восьми штук… Мы же, встречающие, увидели только их одинокую аппаратуру на карусели… Которая всё ездила и ездила кругами…

Над материалом работали Данил Перетяжко и Павел Макаров