Back to top
Интервью

Руслан «Пурген» Гвоздев: «Я стараюсь вообще не ругаться матом»

12.09.2016

Политика, история, выборы и смысл первого названия


Мы вошли в клуб за час до открытия дверей, вся "кухня" видна изнутри. Андрей - владелец дистро, раскладывает мерч, гардеробщик спит. На сцене парни ставят барабаны и настраивают гитары. Охрана щелкает клювом и спохватывается, когда мы уже заходим внутрь. Здороваемся с организатором, получаем волшебные браслеты, он знакомит нас с Русланом. На вид это мужчина средних лет, сосредоточенный цепкий взгляд, шипастая кепка на голове и стакан с соком в руках. Руслан спрашивает откуда мы, представляемся, находим тихое место, начинаем.

Руслан, что за история, когда тебя вместе с Филимоновым выгнали из училища?

Нас не то чтобы выгнали, нам просто запретили репетировать. Начало перестройки, гласность, к нам привезли американскую делегацию, и руководство училища приказало организовать показной концерт, на котором мы должны были выступить. Ночью перед концертом мы разрисовали бюст Ленина – усы, глаза, ничего страшного, просто добавили реализма, бюст-то был просто белый, ну и подписали «Ленин – самотык». В администрации поняли, что будет провокация, потому что и песни были Гражданской обороны - «кому чё, кому ничё, кому хуй через плечо», и они нам сказали, что «не надо».

То есть, вас тогда не отчислили, а просто запретили выступать?

Да, да.

Расскажи о трактовке первого названия группы «Ленин – самотык».

Ну, «Ленин – самотык» подразумевало, что коммунистическая идеология искусственная по своей природе. Что народу её буквально вбили в голову, но тем не менее она не прижилась в обществе, и этот строй развалился. А «ПУРГЕН» - там очень хороший перевод для нас: «Pure gen» с латинского – «Чистый ген», ну а по-простому, это жесткое очищение организма, вот и все.

Помнится, в 94-м году вы распались, почему ты решил возродить группу в 95-м?

Ну что… Скучно без группы-то, без творчества.

Как вы вышли на зарубежные гастроли? Это удается немногим отечественным панк-группам.

Ну, не мы вышли, а сами иностранцы нас и начали приглашать, они нами всегда интересовались.

Как думаешь, почему?

Как они говорят, у них на западе нет такой группы, как ПУРГЕН, они считают это особым московским, русским стилем, им это интересно. Вот этот тяжелый и быстрый метал-панк, у них такого особо нет, по их мнению, никто так быстро и жестко не играет. Поэтому, наверное, и приглашают.

Руслан, а чем тогда, по-твоему, различаются русские и зарубежные панки?

Ну, в общем-то, ничем. Потому что английские панки выступают против королевы своей, монаршества этого масонского, американские панки против президентов своих дурацких, которые тоже входят в масонскую ложу, русские панки тоже против английской королевы и американского правительства. В девяностые, там понятно, против Горбачева, потому что он явный предатель был, работал на королеву и американского президента.

А что думаешь о современной власти?

Наше правительство было составлено еще при Ельцине, они не совсем все правильно делают во главе с Медведевым. Не совсем я согласен… Но, пока такое – значит, такое.

Хорошо, отойдем от политики. Вот смотри, в истории группы был эпизод, когда вы участвовали на сборнике, посвященном 9 мая с песней «Бухенвальдский Набат». Чем обусловлен выбор песни?

Мы её учили в пионерском лагере, и она произвела на меня большое впечатление: как уничтожали людей фашисты… Ну и песня серьезная, хорошая, вот мы её и выучили.

Как ты относишься к сессионным музыкантам? Часто ли тебе приходилось их приглашать?

Как таковых сессионных музыкантов, в привычном понимании этого слова, у нас не было. Ведь сессионные – это совсем на 1-2 раза, а у нас были дублирующие составы, которые в течение двух лет могли подменять кого-то. Это нужно для того, что, если основной музыкант по каким-то причинам не может поехать на концерт, который уже забит, то, чтобы не обламывать людей, которые уже все организовали, хотят прийти, мы брали других парней.

Расскажи, как вы записываетесь?

Звук я во всех альбомах стараюсь делать сам, свожу все вместе со звукорежиссером, но делаю то звучание, которое считаю нужным для конкретного альбома.

По вашей последней записи «Предательство «элит»» можно сказать, что вы вышли на новый уровень звучания, в интернете есть мнение, что это смесь панк-хардкора и power-метала. Как ты думаешь, отошли ли вы от своего фирменного «московского стиля» или нет?

Не, ну ПУРГЕН – это, в общем-то, и есть смесь панк-хардкора и метала. Мы всегда это играли: и быстрые бочки, и мелодия, и «Реинкарнация», которая 10 лет назад была по той же схеме. ПУРГЕН – это чистый стиль. Панк в 80-х было сложно достать, поэтому я слушал метал чистый, трэш. Потом уже панк-хардкор и кроссовер появились. Мне, в общем-то, кроссовер больше всего нравится. Перекресток стилей.

В интернете очень много вопросов, почему такая тихая вокальная партия в этой песне. Это твое решение или так вышло?

Стоит учитывать, что это демки. Мы их быстро за день записали, потому что хотели успеть к этому концерту (09.09.16 состоялся концерт ПУРГЕНа в Mona-club (Мск.)), и я их уже по телефону досводил. Сейчас время такое, что можно даже по телефону сводить: звукач мне сбрасывает материал, я слушаю, говорю «это подними, это прибери», он делает и через 15 минут присылает следующий вариант.  Я ему сказал: «Вокал чуть подними, люди просят, что не слышно так», он ответил, что так хуже будет. Мы эти две песни записали, «Гавах» - в одной студии, «Предательство» - в другой. Мы сейчас ищем студию под запись альбома. К этим демкам не стоит серьезно относиться, мы их записали, чтобы просто ребят порадовать – вот, мол, пожалуйста, новый материал, слушайте сразу, все бесплатно, качайте на здоровье. Это просто по-панковски, бесплатно и сразу, чтобы нас не ждали весь год следующий, когда будут песни.

Руслан, ты обмолвился о годе, значит ли это, что альбом будет через год? Что с обложкой, это будет рисунок, фото, инсталляция?

Ну, про обложку я еще не думал, а альбом – да, за год сделаем. Третью песню сделали, четвертая есть.

Ни для кого не секрет, что ты увлекаешься машинами, скажи, почему машины, а не мотоциклы?

Мотоциклы всегда были для бедных, к тому же, это опасно очень. Я не хочу своим примером рекламировать мотоциклы, несколько раз ездил на них, это не мое. Человеческий организм создан для 10 км\ч, человек умеет бегать, ну, 15 км\ч, все, что свыше – у него ломаются кости, и он умирает. Мотоциклы – это сразу 100 км\ч. Тут любое падение становится смертельным, мне это неинтересно. Велосипед – да, автомобиль – тоже да, тут закрытая коробка, как говорится, хоть какая-то безопасность, в то же время, такие же бешеные скорости, как и на мотоцикле – это мне по душе.

Ты любишь американские машины? Квадратные, из 80-х…

Это у меня раньше было, в 90-е, в 2000-е. Но с этой войной, которая с Америкой, я продал все свои машины. На эти деньги построил гараж, и мы с друзьями сейчас Волгами занимаемся. У нас в основном Волги – двадцатьчетверки, 3102, мы на их базе делаем кастом.

Как происходила твоя эволюция взглядов? Что ты думал о панк-роке в 90-х, и что ты думаешь о нем сейчас?

Изначально все это, вот этот метал в 80-е, был интересен. Тогда хорошая жизнь была: чистое самосознание у народа, низкий уровень преступности, безопасность границ – мирная, спокойная, тихая жизнь… Но вместе с тем наша музыка была галимой – Машина времени, Верасы какие-то, все это было скучно, поэтому мы интересовались чем-то другим, был, конечно, Гребенщиков и иже с ним, но это быстро наскучило. Потом, когда пришел буржуазный капитализм в лице Горбачева, когда уже перебор с застоем был, запрещение всего и вся, искусственный дефицит продуктов, нам автоматически пришлось делать всему этому оппозицию. Мы были недовольны горбачевской системой, коммунизм люди просто хотели поменять, перестроить, как тогда говорили, но вышло, как будто нож в спину, разрушили всю страну. Этого никто не хотел… Сейчас все это уже неактуально, мы общаемся с заграничными панками, поддерживаем их в борьбе с их капиталистическим злом… Вот так вот.

Руслан, песня «Не голосуй» вышла более 10-ти лет назад. За это время как-то изменилась твоя позиция по поводу выборов? 

Это была такая смешная, шуточная песня. Тогда перевыборы Ельцина были, а у нас за день до голосования был концерт забит, и абсолютно все было завешано рекламой: по всем каналам, по радио, на всех заборах «Голосуй или проиграешь», другие кандидаты какие-то маленькие были, у них там пара афиш всего, а тут абсолютно все. Ну и эту песню я за ночь сочинил, типа «Не голосуй или проиграешь», потом мы её сходу и сыграли. Ельцин – то, тоже спорная фигура. Конечно, ему досталась и страна полностью разрушенная, с одной стороны он, как бы, и фанат России, но с другой, результаты оказались ужасными. Короче, мы были недовольны.

А сейчас пойдешь голосовать?

Нет, я никогда не голосовал, и я, в общем-то, все-таки художник-музыкант. Я наблюдаю за этим миром. Если возникнет ситуация, что я пойму, что от моего голоса зависит судьба человечества или русского народа, допустим, то тогда пойду. А так… Я не вижу в этом смысла, я наблюдаю, как люди ходят. Мне не нужно это.

Руслан, в твоих текстах никогда не было мата –  это принципиальная позиция?

Я стараюсь вообще не ругаться матом. Мат, его внедрили враги народа лет 300 назад всего лишь, их через бояр заносили, даже крестьяне старались не ругаться, извинялись за каждое слово. Эти слова, они кармически и астрально, на звуковом уровне разбивают энергетические поля людей. И прежде всего тех, кто их произносит. Мат – это очень резкий удар, как и алкоголь, в принципе: «Да пошел ты, бац-бац-бац». Это грязь, это загрязнение и разрушение ауры человека. Как раз-таки при Горбачеве, в советское время, люди вообще не ругались матом. Ну, только какие-то сапожники, алкаши, просто второсортные люди, все им делали замечания, это было постыдным. А потом нам это внедрили, сейчас вся молодежь – это разговорный язык. Я не поддерживаю это, неприятно и режет слух.

Как ты относишься к алкоголю и мясу? А особенно, к субкультурам, которые вокруг этого  - Straight Edge, веганы…

Конечно, хорошо! Ко всем нормально отношусь, но себя не причисляю, я стараюсь жить больше… Как по Руси что ли… Можно сказать, по православной культуре. Я не верующий и религии не переношу, но просто у нашего народа есть своя северная культура. Раньше никто коров не ел. Ни баранов, ни коров – никто их не ел. Ели в основном рыбу, птицу ели. Корова, ведь это млекопитающее, это все равно что кошку или собаку съесть. Рыбы – это рептилии, тут немного другая тема. Лучше вообще не есть мяса, но в наше время это тяжело – нет ни кафе вегетарианских, ничего такого…

А алкоголь?

Алкоголь – обычная спиртяга для разрушения народа. Когда водку сюда завезли, при Петре Первом, они её посмотрели и сказали, что её можно только в медицинских целях использовать. У нас были напитки как медовуха, но они не на спирту были, это цветочный напиток, который давал силу и энергию. Спирт, пиво, водка – все это пришло к нам с югов, рабский напиток для быдло-народа, чтобы его спаивать – им управлять легче. От этого никакого удовольствия, только тупняк и депрессуха.

Текст: Герман Терехов