Back to top
Интервью

Леонид Фридман: «Мы не сами объявили себя культовыми»

31.10.2017

Основатель петербургского рок-магазина Castle Rock о панке, стереотипах и Горшке


В этом году исполняется 25 лет легендарному магазину Castle Rock, слава которого распространилась по всей России и за ее пределы. Мы навестили подвальный замок в центре Петербурга и пообщались с его комендантом.

Castle Rock – культовое место, называть его просто магазином сложно. Помните ли вы точную дату открытия и многое ли изменилось за эти 25 лет?

Точной даты не существует, мы открывались без помпы. Когда союз кончился, потихоньку, у стены во дворе сколотили из железа навес и торговали кассетами.
Естественно, с тех пор все изменилось. Мода, покупательская способность. Сегодня все можно купить. Даже в модных магазинах висят футболки Misfits и Nirvana. Раньше рокеры были более идейные, да и голод был, неоткуда и не на что было взять готовое, поэтому шили сами, придумывали. А сейчас все есть — пожалуйста, заходи, покупай.

Когда открывался полноценный Castle Rock, ориентировались ли Вы на западные рок-магазины или это самобытный проект? Каким образом формируется ассортимент, есть определенные направления, на которые делается упор?

Раньше в России были продавцы-боги, смотрящие на всех свысока. Покупатель приходил, понимал, что он никому на хрен не нужен и уходил. Поэтому мы ориентировались не на рок-магазины, а на западные магазины в целом. Создавали сферу обслуживания.
Какого-то конкретно направления у нас нет, но основной упо, все-таки — мясище и панк. Тенденции моды и востребованности меняются, хотя те же Cradle of Filth, Misfits и Король и Шут, которым уже столько лет, продаются до сих пор. Некоторые говорят с претензией: «в Castle Rock как висели 20 лет назад AC/DC, так и висят». А что, они стали менее популярны?

Вы сами следите за панк-роком? Может, есть какие-то предпочтения или сами состояли в субкультуре?

Нет, я не панк и не музыкальный специалист. Я — торгаш. Есть блатные, а есть приблатненные, есть рокеры, а есть прироченные. Я не гну пальцы и не кричу, что я рокер. Да, я рядом, но я - купец, поэтому не берусь обсуждать музыкальные тенденции и кого-то критиковать.
Если говорить о панке, то панк никогда не был моей любимой музыкой. Не потому что она плохая, а потому что каждому свое. Я начинал с классического рока, хард-рока, потом появились более тяжелые направления. Но мои личные пристрастия не диктуются магазином или наоборот. Мы идем на поводу у тенденций и актуальности.

А назвать знаковые российские панк-команды Вы могли бы?

Палитра российского панка большая. Не хочу говорить о мелких группах, коим нет числа. Они несут знамя, но не стоит думать, что они делают погоду. Если говорить о монстрах, то это, конечно, Свин и АУ, Гражданская оборона. Безусловно, Бригадный подряд. Более того, Гаркуша (Олег Гаркуша, солист группы АукцЫон — Ред.), конечно, не позиционирует себя как панк, но был очень горд и рад, когда в каком-то английском журнале написали, что АукцЫон — это первая российская панк-группа.

У Вас выставлен знаменитый плащ Горшка. Есть ли какие-нибудь еще значимые для нашего панк-рока вещи?

Я бы не назвал плащ Горшка знаковой вещью. Горшок у нас массу всего покупал, постоянно зависал здесь, а когда пришла пора шить новый — подарил. А до этого он нам свои кожаные штаны отдал, мы их на манекен повесили и началось настоящее паломничество! Как-то раз пришел парень:

- Продаете?
- Нет. А хочешь купить?
- Хотел бы, но, боюсь, денег не хватит.
- А сколько бы заплатил?
- Ну, квартиру бы в Тольятти продал.

Помните ли Вы первую и последнюю встречу с Горшком?

Познакомились мы в начале двухтысячных. Момента не помню, но мы прониклись друг к другу симпатией, бывали гостями на семейных мероприятиях. Он часто сюда заходил, покупал нашивки, формировал образ. Мы с ним и чай с котлетками попивали. Первая жена его часто звонила в магазин, зная, что он здесь. Родители сюда за ним приезжали. Даже обвиняли меня, считали, что я его спаиваю, а он и до меня научился время проводить.
А последняя встреча произошла где-то за месяц до смерти, фестиваль «Окна открой». Они тогда с Князем были в контрах, так как окружение их активно и некрасиво ссорило. Мы сидели на поляне с Князем и Агатой, его женой, и со сцены спускается Горшок. Встретился взглядом с Андреем, кивнули друг другу. А я Князя подтолкнул и они обнялись тогда. Это была знаковая сцена, поэтому очень мне запомнилась.

Во дворе магазина постоянно собираются компании, с гитарами, алкоголем и прочими атрибутами. Как Вы относитесь к этому?

Мы находимся в жилом дворе. Дважды нас пытались закрыть, применяя админресурс. Я видел бумагу от администрации района для пожарных, ОБЭП и прочих, на которой было написано: «проверить и закрыть». Но рок-магазин не может быть без тусовок. Человек сюда приходит не просто что-нибудь купить, а встретиться с единомышленниками, обсудить последний альбом, например. А тусовка, которую я разогнал в начале нулевых, отношения к магазину не имела. Собирались люди, которые называли себя рокерами и занимались тем, что распивали во дворе и сшибали деньги с клиентов. Деньги до нас не доходят, покупатели бегут, видя эти пьяные всклокоченные хари. Гадили тут, срали, ссали, мусор, грязь, но сейчас, конечно, с этим стало получше.

В своем блоге Вы рассказывали историю про группу Meteors. В том числе, Вы пишете, что удивились тому, что они не пьют, вегетарианцы и даже сказали: «Вы что, сдурели? Панки сырое мясо должны жрать!». Это же стереотипы, не считаете?

Естественно, это была шутка, основанная на стереотипах. Все панки разные.
В Карелии, например, панки похожи на западных, очень аккуратные, хорошо пахнут. Витринные панки. В Финляндии смотришь, стоит несколько представителей субкультур. Панк, эмо, металлист. Они все себе могут купить, им не надо ничего делать самим. Стоят наглаженные, просто идиллия. А Жабер? Это же красавчик! Меховой воротник, пахнет шанелью какого-то номера. Панк не декларирует, что он грязный и немытый. Он не боится грязи, не считает какие-то мелочи трагедией. Бытовые неурядицы, не более того.
А Meteors мне запомнились тем, что восхищались лужей во дворе, хвалили меня за нее. В их английские головы и прийти не могло, что в солнечный день может быть лужа. Думали, я из-под земли воду подаю.

Как новой группе появиться на витринах Castle Rock? Мерч, билеты...

Для билетов ничего делать не надо. Приносите, оставляете, мы продаем.
Что касается мерча, то начинающая группа сама идет и делает, например, 10 футболок. И себестоимость этих футболок в 5 раз больше, чем при больших тиражах. Поэтому продавать их сложно, так как рядом с условной молодой группой X висит футболка Арии, цена которой в пять раз дешевле, при прочих равных. Как объяснить покупателю эту разницу?
Некоторые сознательно уходят в минус, чтобы продаваться. Мерч — это реклама. Кому-то может понравиться просто дизайн, он купит, будет носить или подарит. А там и заинтересуется. Важно, что цена должна быть соразмерна аналогичным позициям.

О Castle Rock слышали далеко за пределами Санкт-Петербурга. Возможно ли открытие филиалов в других городах, запуска франшизы?

Место сильно коллективом, мы не в состоянии клонироваться. Редкий надзор нам не подходит, а франшиза и вовсе просто отдать имя, а что с ним будут делать — неизвестно.
Наша культовость за счет чего сложилась? Мы же не сами объявили себя такими. Люди знают это место, оно одно, встречают здесь звезд, приходят на автограф-сессии. Если открыть еще один магазин — это потеряется. Нам предлагали открыться в Германии, Израиле, Австралии. Это будет не тот культовый Castle Rock. Нам это не надо.

Текст: Виктор Кузнецов
Фото: Александр Иванов