Back to top
Интервью

«Панк-рок — это история про самоотдачу, пот, шум, грохот, ярость и кровь из ушей»

06.12.2017

Кирилл Городний — гитарист группы Пасош — о пути от клуба «Дич» до «Главклуба» и философии


Наше интервью проходит на Китай-городе, клипы вы снимаете на Китай-городе, поете о Китай-городе, с чем связана такая любовь к этому месту?

Очень много времени провели здесь в формативный период юности, в условном 2012-ом. Гуляли, пили всякие дешевые напитки, не очень вкусные. Тогда еще «Солянка» работала, помню ходили на концерты инди-групп из поколения постарше. Вообще место подверглось дикой джентрификации за последние несколько лет. Если в какой-то момент социальные факторы привели нас сюда, здесь было несколько хороших заведений, и я учился на первом курсе в университете на Хитровском переулке, то в целом место выглядело достаточно плачевно. Мы наслаждались нуаром красивых развалин, сейчас все совсем по-другому. Очень много совершенно заброшенных мест переделали под публичные пространства. Это все очень красиво, все бесконечно облагораживается. В этом смысле с районом происходят удивительные и прекрасные вещи. Хотя, при этом, многие ключевые заведения на «китае» закрылись. В этом году закрылась «Дич», что, я считаю, есть огромная потеря для культурного ландшафта Москвы, — это было единственное место, куда лично я мог прийти, не смотря на то, что там происходит. Я всегда знал, что точно кого-нибудь встречу, и там точно не играет ничего отвратительного.

В этом году вы выпустили свой третий альбом, чем он отличается от двух предыдущих?

Ну, он третий! До этого был второй, а до этого еще и первый. Все что на эту тему можно сказать, сказано в песнях. Вообще, для людей, которые играют музыку нет жанров, но есть традиция. Альбом апеллирует к той же традиции, что и предыдущие, но мне кажется, что он сделан интереснее, веселее. Я очень сильно доволен тем, что у нас получилось.

В первый тур мы отправились общественным транспортом, втроем, и это была феерия! Я не знаю, как мы выдержали, потому что напивались до беспамятства чуть ли не ежевечерне

Вы вернулись из тура в его поддержку, график концертов был очень плотным, тебе помешало это насладится поездкой?

Смотря, что мы имеем ввиду под «насладиться поездкой». Раньше наши туры проходили очень сумасбродно. В первый мы отправились общественным транспортом, втроем, и это была феерия! Я не знаю, как мы это выдержали, потому что мы напивались до беспамятства чуть ли не ежевечерне, у нас никогда не было ни рубля в кармане, но мы все равно умудрялись в итоге доезжать до дома. И первые наши туры проходили именно так, потом это резко все стало серьезнее. У нас появился тур-менеджер, наш прекрасный Давид. Мы начали отдавать предпочтение путешествиям на автомобилях, от этого стали экономить кучу энергии и физических усилий по тасканию тяжелых предметов. Если раньше это было до определенной степени сумасшедшим приключением, то сейчас все стало спокойнее. Не то чтобы это все прошло без каких-то безумств, но концентрация их стала меньше. И это, наверное, хорошо, иначе мы бы не выдержали.

У вашей группы большая команда? Есть ли в ней свой талисман?

Да, у нас есть талисман - Артем Макарский. Он диджей, журналист, один из основателей вечеринки «Пика-Пика», бывший главный редактор «Афиши Волны». Артем отъездил с нами весь тур прошлой осенью, диджеил перед нами, помогал мерч продавать. Мы просто весело проводили время. В этот раз он тоже с нами поехал, но, к сожалению, только до Екатеринбурга. Оттуда он с пересадкой полетел в Мюнхен на свидание, а с кем - не сказал. Вот он, — да, что-то вроде нашего талисмана. Человек не обремененный большими функциями, но так или иначе, входящий в нашу команду. Есть тур-менеджер Давид. Не понимаю, как он до сих пор нас всех не убил, но без которого мы бы не дожили до сегодняшнего дня. Вот и все, по большому счету, Пасош это четыре человека - я, Петя, Гриша и Давид.

Антоха МС — существо неадекватное, в том плане, что никто больше так не может

В каком городе выступать понравилось больше всего, если исключить Москву и Питер и почему?

У нас всегда очень хорошие концерты в Казани и Нижнем Новгороде. Недавно наши друзья, группа Спасибо, гоняли в тур, но они ездили по часовой стрелке. Мне кажется, это ужасно. Мы всегда против гоняем, потому что такие прекрасные места, как Нижний Новгород и Казань, надо оставлять на десерт.

Вы выступали на многих фестах, кого можете выделить из коллег по сцене и в чем?

Это бесконечно длинный список, потому что в русской музыке, не сказать, что все безоблачно, но,  при этом, все равно все очень и очень хорошо. В том смысле, что масса артистов, которые делают свое дело и делают его очень неплохо — людей и групп, у которых есть свой стиль, и они делают это по-своему бесконечно много. Начиная от Рыцарных Рыцарей, до ЛСП. Вот с таким уровнем градации — от группы с шестьюстами подписчикамиков, до групп с шестьюстами тысячами подписчиков. Всегда люблю пользоваться моментом, чтобы похвалить группу Спасибо — наших друзей и коллег, с которыми у меня есть действительное ощущение, что мы делаем общее дело. Нельзя не сказать про совершенно самобытных персонажей, вроде Антохи МС, который существо неадекватное, в том плане, что никто больше так не может.

Артем из Казускомы в одном из интервью сказал, что рок — это любовь, а техно - это война. Что ты думаешь о его высказывании?

Я с ним полностью согласен. При всей страшной стигматизации слова эмо, мы по сути дела сейчас живем в момент, где глобально вся интересная независимая гитарная музыка, это в общем — эмо. Все важные и интересные гитарные релизы за последние три года, так или иначе попадают в эту категорию, несмотря на то, что это слово страшно стигматизировано и создает порой людям огромное количество проблем.. К чему я это все: мне кажется, гитарная музыка сейчас по-большей части пропагандирует очень хорошие добрые и здоровые вещи. Кэмерон Буше из Sorority Noise очень активно пропагандирует культуру заботы о психическом здоровьи. Эта та музыка, в которой подростки черпают месседж «ты справишься и все будет хорошо». И в этом смысле да, рок — это любовь, а техно — это война. Мы — точно не техно!

Какие группы повлияли на ваше творчество и как?

У меня отец занимается кино, и в детстве я никогда не понимал, почему у меня не получается с ним про кино говорить. Казалось бы, он ведь этим занимается. И когда я показывал ему что-то интересное, он источал длиннющую и очень яростную телегу про то, какое это ужасное говно. И когда просишь у него что-нибудь посоветовать, он советует то, что тебе кажется достаточно проходным. А это на самом деле профессиональная деформация. Потому что, когда ты чем-то занимаешься, ты начинаешь воспринимать это как ремесленническую работу. Тоже самое, когда ты пишешь музыку. Ты хочешь найти что-то, чтобы тебе хотелось это разобрать по частям, понять, как это сделано, и вовремя что-нибудь использовать из этого. И то, что у тебя не получается так использовать, ты сразу отбрасываешь к чертям. Поэтому мне кажется неинтересным разговаривать о группах, у которых ты можешь что-то красиво украсть. Наверное, очень важную роль сыграл английский лэйбл Dog Knight productions. Это брайтонский припанкованный лэйбл, очень маленький, который выпускает красивые цветные винильчики. В Англии Петя учился в университете вместе с басистом Birdskulls, которые там издавались, и походы на их вечеринки оказали на нас влияние. К этой же среде относится группа Bloody Knees, которую мы раньше очень любили. Группа Nai Harvest на меня действительно очень сильно повлияла. Я считаю, что их первый альбом один из самых крутых гитарных альбомов последних лет. Они бесславно распались в прошлом году. Мне нравится, как играет Грэг Сэйдж из группы The Wipers, потому что это звучит просто и понятно для современных реалий, но ты не можешь играть, как Грэг Сэйдж, потому что никто не может играть, как он. Мне нравятся такие музыканты. Очень много моих любимых гитаристов имеют музыкальное образование по классу саксофона, возможно, это как-то связано. Дилан Бальди из Cloud Nothings совершенно великий сонграйтер, Кэмерон Буше, уже выше упомянутый, да хоть Грэм Коксон Blur, все это музыканты, которыми мы в свое время вдохновлялись.

Пошлая Молли обошла вас на премии Jagermeister music awards в номинации «Рок артист года», как вы думаете заслуженно ли жюри отдали им победу? Хотели бы вы оказаться на их месте?

Мне не очень понятна логика, которой руководствуется Stereotactic в работе над этим мероприятием. Но в принципе все достаточно закономерно и все на своих местах. Я рад за всех победителей, со многими из этих людей мы знакомы. Что требуется от рок-группы года? Появиться, взорвать и внушать большие надежды или большие опасения. Они этому полностью соответствуют. Я рад за группу ЛСП, которые взяли номинацию «Группа года», они это заслужили. 

Группа должна выпустить альбом, поднять жопу со стула и поехать в тур. Мы просто делали именно это: просто вставали и делали!

19 апреля у вас пройдет сольник в «Главклабе» — как вы сумели за два года пройти путь от выступления в клубе «Дич» до одной из самых больших площадок в Москве, удача или непосильный труд? Коммерция или талант?

Я искренне не знаю ответа на этот вопрос. Я думаю, большинство людей на моем месте ответили бы тоже самое. Я не знаю, как так получилось! Я рад этому и очень благодарен людям, которым важна наша музыка. Мне хочется верить, что гости, которые придут в «Главклаб», придут, потому что им важна наша музыка, а не по каким-то другим причинам. Нет никакого рецепта на самом деле. Мы старались делать то, что нам нравится и искренне верили в то, что делаем — это классно. Мы никогда не имели больших гениальных планов. Мы отправились в наш первый тур, который вывел нас в титанический убыток. Просто потому, что, ну, это же логично — группа должна выпустить альбом, поднять жопу со стула и поехать в тур. Мы просто делали именно это: просто вставали и делали! Самое главное это увлеченность. Группы же именно этим и занимаются. Мы это делали, делаем и будем делать, не потому что мы рассчитываем на дивиденды и не потому что у нас есть гениальный план, а потому что нам это искренне нравится. И классно было поехать в тот тур, хотя ты со всеми посрался и прое@ал кучу денег. Группа отнимает у тебя столько времени, что ты не можешь устроиться на работу, и тебе не хватает денег ни на что, но это же классно! Хочется это делать, потому что нравится. Выпускать мерч, не потому что его кто-то купит, а потому что он же красивый и это классно. Хочется делать красивые вещи.

На каком этапе у группы появился менеджер и как? Личное знакомство, нашли по объявлению или упал с неба?

Осенью 2015-го года, после нескольких первых выступлений, через знакомого Андрея Бегтина наши контакты стал разыскивать — на тот момент неизвестный нам — промоутер Степан Казарян. Он хотел позвать нас выступать в «16 Тонн». Мы тогда были чуть более наивными, и нам казалось, что в «16 Тоннах» не красиво, и выступать мы там не хотим. Подвальчики красивее! Мы попросили ему так и передать, но человек не успокоился и настолько настойчиво нас выковыривал, что в итоге мы с ним встретились. Пообщались, познакомились. Он все-таки сделал нам концерт. Начали очень хорошо общаться. Оказалось, что ему не только нравится наша музыка, но и просто он достаточно классный чувак, хотя он старше меня почти на десять лет. Он очень во многом нам помогал. К моменту, когда он организовал нам презентацию альбома «21» стало понятно, что он очень мало чем отличается от нашего менеджера, просто мы его так не называем. Потом нам пришлось прекратить тесное сотрудничество, но несмотря на это, по сей день мы находимся в дружеских отношениях.

Что лично для тебя важней в создании песен - музыкальная составляющая или смысловая нагрузка?

Логично, что музыкальная составляющая, если спрашивать лично у меня, потому что тексты пишет Петя. В конечном счете песня — это удачный симбиоз всего этого. Набор слов, положенных на красивую мелодию это не песня. Красивая инструментальная музыка — это не песня.

Как думаешь, нужны ли в 2017 сложные рифы, чтобы стать популярным или можно обойтись двумя аккордами?

Кому-то нужны сложные рифы, кому-то — два аккорда, ты же рассказываешь свою личную историю. Мне лично близки истории, когда что-то сделано сложно, то есть интересно и со вкусом, нежели с вые@онами. Если ты слушаешь и моментально понимаешь, как это устроено, это несколько скучно. Если ты слушаешь и тебе в лицо тычут предполагаемой виртуозностью, это также не интересно. Интересно, когда ты слышишь и не очень понимаешь, как это работает. Должен быть элемент подвоха.

Вы с группой живете вместе или отдельно? Помогает это в творчестве или наоборот мешает?

Мы с Петей жили вместе девять месяцев, с Нового года, до начала тура. Сейчас больше вместе не живем. Гриша живет между квартирой своей мамы и квартирой своей девушки. В любом случае мы много времени вместе проводим. Помогает это или нет я не знаю, но это очень сильно сказалось на том, как мы писали этот альбом. Если первый писали по наитию — скорее делали то, что получалось, а не то, что хотелось, — второй альбом очень спонтанно и быстро родился, практически вся его музыкальная часть — это полторы репетиции. Мы с Гришей шли вдвоем, я играл первую попавшуюся херню, которая приходила в голову, мы джемали, и когда мне казалось, что это прикольно, я включал диктофон. Так из восьми песен родилось шесть. Третий альбом мы делали по-другому. Когда у меня появлялась идея, я просто шел в соседнюю комнату, показывать ее Пете. Мы сидели и работали над этим вдвоем. Грише в основном мы приносили уже готовый вариант. Совместное проживание сказывается на ритмике работы очень сильно. Наш новый альбом как раз укоренен в зиме-весне этого года, когда мы жили вместе. Мы спонтанно решили съехаться, но это оказалось пороховой бочкой в итоге. Все очень быстро покатилось неизвестно куда. Какое-то количество времени это было очень весело, но потом стало понятно, что так жить не получится, потому что это страшно и это разрушает. Это был период гибельных увлечений, но я ни о чем совершенно не жалею и с удовольствием вспоминаю это время.

Как часто пересматриваешь свои первые выступления? Какие чувства они у вас вызывают?

Не очень много записей сохранилось с первых выступлений, чтобы можно было их пересматривать. Есть видео с нашего первого концерта в «Дичи», его снимали наши друзья, там не очень что-либо понятно, но классно, что этот момент сохранился и его можно кому-то показать. Нам не очень интересно за этим наблюдать, ну, камон, мы там были.

На концерт каких групп ты мечтаешь попасть и почему?

Уууу... Это по очень больному месту. Послезавтра в Берлине будет совместный концерт Cloud Nothings и The Hotelier, на который я очень хотел попасть, но не смогу, потому что  въе@ал загранпаспорт. Это очень грустная история. Туда едут несколько моих друзей, и я им бесконечно завидую, и в тоже время желаю им смерти. Потому что это две очень важные для нас группы. И тот факт, что они выступают вместе, вызывает у меня определенный шок. Это к-к-к-комбо!

Да простит меня господь, Pharaoh — это панк-рок

Есть ли в России панк-рок и какие группы представляют эту музыкальную нишу?

Для меня панк-рок это мы в частности, и российская независимая сцена вообще, то, как ее принято понимать и трактовать, руководствуясь фестивалем «БОЛЬ», как отправной точкой. Для меня это — панк-рок. Я понимаю, что сколько людей, столько и определений, но для меня это вопрос традиции. Примерно, как со стигматизацией слова эмо. Мы летом делали Vans Music Tour, нас попросили написать пресс-релиз, где мы должны были обозначить жанровые моменты. Это был первый е@учий момент, когда мы решили не стесняться слова эмо. Нам сказали, что надо переписать, потому что слово несет негативную окраску и люди плохо воспримут это. И я понимаю, почему, когда ты говоришь про панк-рок это вызывает шквал негодования со всех сторон. Потому что есть ортодоксальное панк-комьюнити, для которых это слово сакрально и значит совсем не то, что для нас. Есть широкая масса, для которых это значит примерно тоже самое, что и для ортодоксального комьюнити, только им это самое комьюнити совсем не нравится. Для них это что-то от чего надо отплевываться. Да, я считаю — то что мы делаем это панк-рок, но панк-рок так, как я себе его вижу. Мне удобней говорить про панк, как про что-то этическое и надмузыкальное, нежели про что-то узкожанровое. Гнойный — это панк-рок, но и группа Спасибо — это панк-рок. Да простит меня господь, Pharaoh — это панк-рок. Панк-рок — это история про самоотдачу, пот, шум, грохот, ярость и кровь из ушей. И это общее место сейчас для большинства молодых музыкантов в России.

Текст: Марина Тютя