Back to top
Интервью

Люся «Тёща» Махова: «Мы горим в планетарном аду!»

27.12.2017

Вокалистка Дайте Два о феминизме, краудфандинге, книгах и мате


Планируя интервью с Тёщей, которую любят все, я был уверен, что ехать придётся в столицу. Но добрая барыня обрадовала меня, что в скором времени будет в Питере. А ещё больше тем, что на моей родине пройдёт гиг, где будут выступать... нет, не Дайте Два. Дартвейдерз. Не слышали о таких? Я тоже. Поэтому наш разговор с Люсей начался именно с теневого проекта.

Зачем тебе Дартвейдерз?

Дайте Два — это, конечно, хорошо. Это моя жизнь, это 10 лет. Но конечность-то у человека не одна, они комплектом даются при рождении. Поэтому такая часть тела как Дартвейдерз мне нужна. Мне нужно участвовать в ней, делать всё, что не могу делать в Дайте Два.

На какой проект основная ставка?

Основная ставка на то, чтобы быть хорошим, здоровым и счастливым человеком, я пытаюсь прожить жизнь, чтобы мне было весело, интересно и вкусно. Дайте Два я очень люблю, но надо пробовать ещё что-то. Дэйв Грол говорил, что «самое большое счастье для музыканта — это сыграть как можно с большим количеством коллективов». Я к этому стремлюсь.

В этом году исполнилось 10 лет Дайте Два, группа перестала быть «молодой». Довольна пройденным путем?

Да. Локально поменяла бы какие-то моменты. А глобально, если бы мне сказали «давай еще раз пройдём весь этот ад», я бы уже знала, подумала бы и ответила: а, ладно, давайте! А ад был. Фронтменство в любой группе — это ответственность, а не только удовольствие. И во главу угла встает планирование. С планированием и в мире-то плохо, а еще есть такая больная точка Рассея, а в ней есть такая больная точка шоу-биз, где все художники и поэты необязательные. А я люблю делопроизводство. Меня обвиняли добрые люди в склонности к бюрократизму — и правильно делали!

То есть в этом смысле не рок-н-ролл?

А рок-н-ролл состоит из этого. В каждом рок-н-ролльщике — раздолбае, пьянице — где-то в глубине есть администратор-организатор. Те, кто на 100% художники, те художниками и остались, а имён мы их не знаем.

Тебе не мешает такое большое количество фитов? Или они только дополняют тебя?

Ты когда спать ложишься, тебе что нужно: подушка, одеяло, чтобы это было чистое, теплое или удобное? Выбирай что-то одно! Не выбрать. Кровать — это кровать.

А были фиты, которые тебе в итоге не понравились?

Мы же люди науки, ещё на этапе планирования это можно отловить. Я если на что-то подписываюсь, то обязательно влезаю во всё до конца, прошу мне все предсведения высылать. И кто с логикой дружен — с тем все в порядке.

Самая актуальная тема последнего времени в панк-роке — краудфандинг. Но не о нём речь. В прошлогоднем интервью ты сказала по поводу концертов на фоне полной смены состава: «Идея реанимации чего-то старого нас с коллегами пока что не занимает». А через год вы начинаете краудфандинг-проект для перезаписи лучших песен. Что поменялось?

Идея не моя, коллег, они начали оглядываться и слушать, что вообще происходит и куда они попали. Им понравилось несколько старых песен. Мне бы и в голову не пришло, у меня новых штук пять в плохой месяц пишется, из которых потом выбираем что поприличнее. А тут старое. И я вспомнила, что сочиняла песни одними, а в старом составе были иные взгляды на музыку, нежели у меня. Например, я написала песню под двести ударов в минуту, а её сделали медляком. Себе-то я на горло наступлю. Но если появилась возможность сделать её такой, какой я придумала, то давайте сюда.
А еще я ненавижу краудфандинг! Я долго думала, как мне себя уговорить согласиться на это. Опять же, с собой-то я договорюсь, сделаю вид, что заставили и буду ходить с псевдорадостным псевдолицом. Нет! Это искренний краудфандинг. Я долго искала подход к себе. И придумала: надо сериал снять. Еще никто так, по-моему, не делал. А просто так сидеть и просить деньги у людей — это будет лукавство. Мне есть, что есть дома, на кашу с маслом всегда наскребётся. Это не попрошайничество, а желание поиграть с почтеннейшей публикой. А еще я хочу накормить людей! Это один из лотов. Дорого, конечно, но я люблю готовить. Считаю, что даже умею. У нас нет ни одного лота, который вызывал бы отвращение лично у меня. 

Твой переезд Питер — Москва. В интервью 2012 года ты говорила: «Мои песни — жизнеутверждающие, а город на Неве больше любит слёзы, сопли, неразделённую любовь и всё в этом роде, а мне это далеко и чуждо. Так что я недостаточно печальна для Питера. А для Москвы — самое то». Обидно как-то.

Это не обидно, а правда. Мне самой, как коренной петербурженке, очень обидно, но мне было здесь несколько лет не собрать группу. «Ты что, веселуху какую-то, клоунаду толкаешь, кому это сейчас нужно?». А это были времена, когда все были готы. Моя попытка «ай-на-нэ» была чем-то... Лучше бы я штаны сняла и нагадила при них, это было бы воспринято как что-то более приличное. Поэтому я мучилась. А в Москве с готизмом у людей попроще, нашла там себе весельчаков и восемь лет с ними проиграла.

А сейчас что-то поменялось или до сих пор здесь лень и уныние?

Сейчас вообще везде лень и уныние. Зато иной раз волной вынесет в старую весёлую тусовку, которая пусть хоть на Марсе случится, хоть на Васильевском острове, хоть на Татуине. В 2012 была какая-то привязка к городам. А сейчас я — часть планеты. Если кто-нибудь говорит на языке, на котором говорю я, значит все будет хорошо. Так проще. Мы же в планетарном аду горим!



В Дайте Два есть протестный дух, это сразу бросается в глаза и уши. Но про «Viva la Revolucion» ты говорила: «это действительно песня о революции, но не о той, которая предполагает свержение правительства, смену власти и погромы, а о той, которая периодически внутри человека происходит». Но есть же песня «Бей первым», а в той же «Revolucion» слова — «твоя задача не гореть, когда тебя будут жечь». Кто нас будет жечь? Все равно идёт протест вовне.

«Бей первым» — песня детская, когда это было! А насчёт «Revolucion» — в трамвае кто-то будет наступать на ногу, какая-то тетка с недо*бом длиною в жизнь будет кричать тебе вслед: «Проститутка!» и так далее. Внешний мир на тебя давит. Я считаю, что живу достаточно хорошо, у меня все люди вокруг любимые, врагов нет, работы все любимые, всё хорошо. Но так или иначе давление есть, есть за что негативу зацепиться. У меня получается контролировать себя с переменным успехом, но я работаю над собой.

Как снимался клип «По нерезиновой» со знаменитым «круизёром»?

Это был «УАЗ Патриот», который нам любезно предоставил друг, мы его обклеили плёнкой. Клип снимался полностью на деньги из моего кошелька. Профессионалы смотрят и говорят, что тысяч на 500-600 выглядит. Неее! 60 000 рублей бюджет.

У тебя нет переживаний насчёт того, что люди не поймут твоих текстов? Например, песня «Джекил и Хайд».

Конечно, есть. За себя я не переживаю, я больше за Стивенсона и человечество. Отчасти, я хочу донести это до людей, чтобы они читали. Несмотря на то, что мы все жадные, меркантильные и хотели бы, чтобы нас любил противоположный пол, был самолет и золотой унитаз, я, как представитель педагогической династии, хочу нести образовательный контент, мотивационный. Мне так нравится, когда люди пишут: «Спасибо! Я твою песню на будильник поставил, так помогает взбодриться!»
А ещё мне так нравится, когда спорят что важнее, тексты или музыка. Это песня! Если ты что-то отрежешь от бумажного кружочка, он перестанет быть круглым.

Сколько ты прочитала книг за этот год?

К сожалению, меньше, чем хотелось бы, но больше, чем в прошлом. Дважды прослушала аудиокнигу «Улисс» Джойса, это что-то неописуемое! Много специальной литературы по сонграйтингу. Сейчас читаю «Как лучше создать хит». Читала Блаватскую, но бросила. Философию я готова как гуманитарную науку признать, но не эзотерику.
А сейчас, кстати, страшно за поколение «памперсов». Я вообще не считаю себя умным человеком, но когда прихожу в общество молодежи, то понимаю, что, сука, я умнее. И мне от этого грустно. Дело даже не в количестве книг, бывает и образованное быдло. Дело в восприятии. Так что мне страшно за молодежь, но я хочу, чтобы у них всё было хорошо.

Три обязательных книги для всех.

«Государь» Макиавелли, «Омлет по византийски» Саки и «Работа актёра над собой» Станиславского.

Топ-3 поэтов от музыки сейчас.

Фред Дёрст! Поэтичные тексты с русской душой. Мне у них (Limp Bizkit — ред.) не хватает сложности в музыке, но я всегда вслушиваюсь в тексты, там философский посыл, мысль. Если бы я их услышала только сейчас, подумала бы, что эти мужчины выходят в смокингах. БГ, конечно, Кинчев, причём даже не за творчество, а их поэтическую дуэль. Они крутые, дай им бог здоровья! На них я росла, на них училась. К сожалению, не знакома лично с БГ, но в новом году пожелаю себе это исправить.

Как ты относишься к понятию русский рок?

Сейчас в это начинают вкладывать обязательную грязную обувь, три аккорда и желательно, чтобы путала ударения. Я против. Русский рок — это любая рок-музыка, которая пишется на русском языке или делается в России. Вот есть британщина и им не обидно, давайте и у нас своя будет! У нас большая страна, много рока и много его концепций.

Самая крупная площадка, на которой вы выступали?

Это была Дворцовая площадь, новый 2009 год. Закончился у кого-то бюджет и решили искать молодых и горячих, которые приедут за свой счет. Это были мы. Не потому что мы такие талантливые, а потому что нам хватило на плацкарт.

Тебя узнают на улицах?

Смотря кто, ха-ха! У меня есть недостаток — я мало пью. В полные «турники» записаться не выходит. И когда появляется какой-то мужик, дышит на меня адским перегаром и говорит: «Танюха! Ты понимаешь, ты поешь от сердца», то я боюсь услышать кучу бреда и надышаться этими парами. А один раз ощутила себя рок-звездой, когда человек пытался меня убедить, что я с ним встречалась. Очень вежливо и интеллигентно. А я знаю, блин, с кем я и когда встречалась.

Ты никогда, в отличие от многих рок-женщин, не высказываешься за феминизм и равноправие. Почему?

Я — антифеминист! Мы в любом случае физически слабее мужиков, в большинстве случаев глупее. Самая умная женщина будет такой же умной, как среднестатистический мужчина. Как бы не хотели другого, вы лучше. Когда говорят, что мы хотим быть наравне, я думаю: дуры, вам же труднее будет. Теперь водишь машину, голосовать имеешь право, работать должна. А раньше, в XIX веке... а лучше в IX — поправила кокошник, пошла доить корову, у меня все хорошо, кантри-стайл.

У тебя Вконтакте указаны монархические взгляды. Это серьезно?

Монархия мотивирует. Только конституционная. Мне не нравится, что во многих странах мирах принято родину ругать, махать на нее рукой. А я родину люблю аполитично, за хохлому, за гжель, за балет, литературу и за нашу историю. После развала советского союза мы остались ни с чем. До этого было «за веру, царя и отечество», дальше «серп и молот и звезда, как это трогательно». А потом ничего. Пытались создать культ бакса, ширпотреба. А мы же все равно высокодуховные, ширпотреб у нас не приживается. Я за «скрепы», но сейчас мне уже самой смешно от всего этого.

Вредные привычки Люси Маховой.

Пожрать люблю. Не столько много, сколько вкусно. Спортом занимаюсь, мало пью, много курю. Куча вредных привычек и характер говно. Но иногда поперек себя врубаю дуру и всё сходит с рук. Если бы оставалась собой в некоторых ситуациях, то был бы конфликт, испорченные связи, поножовщина. Матом, кстати, тоже ругаюсь.

А почему в песнях мата нет?

Если будет в кассу — будет в кассу. Мат ради мата не нужен. Без него мы оставляем возможность маленьким детям и стареньким бабушкам тоже нами насладиться. А ниша главного матершинника страны все равно уже занята. Я знаю, что люди из мест лишения свободы или блатных кругов жутко не любят, когда бабы матом ругаются. Зачем их исключать из целевой аудитории? Среди них много хороших, приятных, образованных людей. А на концерте, если вижу, что не 40 детей в зале, что-нибудь могу сказать. 

Панк-рок в твоей жизни присутствует? Какие группы отметишь?

Конечно! У всех в детстве была Гражданская оборона головного мозга. Но мне ближе западная панк-культура. Почему-то мне всегда говорят, что я часть русского панк-рока. Я никогда не хотела примкнуть, а со стороны смотрю, по формальным признакам — была синяя голова, драные джинсы с анархией, хотя общалась в алисаманских кругах. Мне нравится философия панк-рока. Мне нравится бабушка наша, Вивьен Вествуд, даже накопила на одно её платье лет 10 назад, до сих пор ношу. Понятно, что Sex Pistols. Dead Kennedys, конечно! Вот их я слушаю-слушаю, это мое западное панк-всё.
У нас я ещё не послушала группу Порнофильмы, но говорят, что они самые крутые. F.P.G. С ними очень дружила. Я им скрипку писала в кавер на Высоцкого. Всем понравилось, хочу ещё!

Если инструмент — скрипка или голос?

А зачем выбирать? Дайте Два — голос, в других проектах — что-то другое. Никакого выбора. Я, кстати, с группой Йорш мечтаю что-нибудь поорать, а они меня всегда зовут скрипку писать.

Напоследок поздравь наших читателей с Новым годом, как ты это умеешь.

Дорогие читатели Punxlove.ru, я желаю, чтобы в 2018 году у вас деньги были, мечты сбывались, ирокезы стояли, бабы давали и обязательно чтобы всё было настолько хорошо и радостно, чтоб гнилость мира, которая является частью панк-концепции, не так бросалась в глаза. Хотя, безусловно, она есть, всё плохо и мы все умрем. С наступающим!

Беседовал с Людмилой обо всём: Виктор Кузнецов
Фото: архив Люси Маховой