Back to top
Интервью

Тёма Шаров: «Сцена - это место для вые&онов!»

09.01.2018

Вокалист Good Times прошелся по коллегам по сцене и рассказал как попасть в тренды YouTube


Провести интервью в туалете бэкстэйджа прямо перед выходом группы на сцену? Вызов принят!

Начнем с банального. Почему решил заняться музыкой? Участвовал в каких-нибудь других проектах?

Good Times это мой первый и единственный проект. У меня никогда не было никакого сайд-проекта или чего-то такого. С чего все началось? Наша группа состоит практически из одноклассников. В 10 классе мы с чего-то решили, что было бы круто сколотить банду не умея даже играть на гитарах.

В общем, классический сценарий «в каморке, что за актовым залом»...

Да-да, потом мы купили гитары, первые репетиции проходили у меня дома, пока соседи не начали жаловаться, и вот так все потихонечку обросло серьезными намерениями в музыке.

С какой песни ты понял, что музыка это твое?

Nirvana «Smells Like Teen Spirit». Как и вся российская молодежь того поколения, я слушал Сектор Газа, Король и Шут, Гражданскую Оборону, Красную Плесень. Для меня это было таким роком, каким именно он и должен быть. Когда я впервые увидел клип Nirvana, я просто ох%ел. Если та музыка была роком, то что это вообще такое? Меня это поразило на всю жизнь, я даже сделал себе татуировку с логотипом Нирваны, и, наверно, именно с этого времени появилось желание рубиться также.

Что расскажешь о костромском андеграунде тех лет?

Было круто. Когда мы только начинали играть, у нас было, наверное, пять таких барчиков пивных, где проходили какие-то музыкальные конкурсы между местными командами. Мы играли чуть ли не каждую неделю в разных заведениях, участвовали в этих конкурсах, какая-то конкуренция была, мы делали какие-то каверы, играли песни групп-соперников… В общем, жизнь кипела. Проходили различные солянки более «взрослых» музыкантов.

Кто был инициатором всех этих безобразий?

Все делали сами ребята, тогда все это почему-то было дружно. Наш гитарист Саня до нас играл в других группах и участвовал в этом напрямую. У них постоянно какие-то джем-сейшены были, день басиста, день гитариста, всякие барабанные шоу. И это все собирало народ, приходили друзья, друзья друзей, все это перерастало в совместные попойки. На концертах всегда были люди.

Ты говоришь обо всей этой движухе в прошедшем времени…

Сейчас ничего этого нет. Я не знаю, что сейчас там происходит. Мы немного удалились от этого, так как даем концерты в Костроме один-два раза в год. Мы стали просто мало времени проводить в этой тусовке, последний год у нас очень большое количество концертов.

Позакрывали заведения, где мы играли. В Костроме теперь либо большой тысячный зал, либо площадка на 50 человек. Нет чего-то среднего. Да и то, та площадка на 50 щщей не предназначена для концертов. Нет энтузиастов-организаторов, которые готовы отдать свои бары\пабы под концерты, потому что у молодых групп нет денег на аренду. Может быть раньше было проще, потому что в тех заведениях, что мы играли, мы дружили с организаторами и арт-директорами, никто не искал в этом личной или финансовой выгоды. Всем было просто круто провести какой-то сейшн в субботу. Сейчас, может быть, все упирается в деньги, не знаю почему так. Разговаривал с людьми в разных городах – весь движ по России поугас.

Как относишься к мнению, что рок музыка – это уже «ретро»?

Рокеры сами загнали себя в такие рамки. Мне это не очень нравится. В каком-то интервью я прочитал, что вся рэп-тусовка вышла на очень большой уровень, артисты доросли до Олимпийского, они сейчас зарабатывают деньги, молодому исполнителю там просто пробиться.

Рэперы давно прочухали, что на сцене надо вы*бываться

Сцена - это место для вые&онов. Рэперы давно прочухали, что на сцене надо вые&ываться, поэтому баттл-культура резко вылезла. «Ты пидор, мамку твою е&ал!» - они все хайпанули на этом. После этого они пожмут друг другу руки, они понимают, что это все образ.

А рокеры у нас все п#здец какие серьезные. Они уже сорок лет выходят в черных штанах, в черной майке, косухе и все поют про баррикады, «бей витрины», «там плохие, мы хорошие», «тебя никто не понимает, а мы тебя понимаем». Ё&нулись, бл*дь.

Ты сейчас имеешь ввиду Порнофильмы?

Я вообще не понимаю творчества «Порнофильмов», Louna, всю эту залупу.

Смотри, интервью будет без цензуры

Это чисто мое мнение. Почему такое большое количество людей, которые принимают близко к сердцу эти депрессивные тексты? «Мама не пей, папа не пей»… Эта тема есть в жизни, но неужели у такого количества людей? Вот стоит тысяча человек в зале, все повернулись и такие -  «да, браток, и у меня мама не пей, папа не пей, и меня в школе не понимают, и нет у меня друзей». Неужели все так плохо у людей? Я понимаю феномен Ленинграда. Людям это и надо. Веселье, балаган, хороводы, хоровое пение. Все понятно. А вот это почему люди хавают такими массами?

Вернемся к твоему сценическому образу. В чем различия между тобой на сцене и в жизни?

Повторюсь, сцена – это место для вые&онов: сцена музыкальная, сцена театра, киноплощадка. Это места для воплощения своих амбиций, нереализованных мечтаний. Я Артём Шаров, специалист по налоговому обложению, я женат. Я не сильно интересен людям, я обычный мэн. В жизни я не хожу в леопардовых лосинах, не вые&ываюсь, так как вые&ываюсь на сцене. Я обычный 27-летний чувак, который женат, выгуливает собак, ходит с женой в театр, вечером читает книги, ходит в спортзал, пропускает его, как все… Ничем не интересный человек. Такой, как твой сосед по парте\офису.

Как ты выдумал сценический образ этакого расп#здяя, который, грубо говоря, способен хватануть любую барышню за сиську?

Я на сцене для себя давно понял, что здесь можно и нужно вые&ываться. Ты не интересен там как менеджер, который ходит в офис пять дней в неделю. Как ты этим сможешь зацепить людей? Вот сегодня я покрасил волосы в розовый цвет.

Тебе идет

Спасибо. Купил черные латексные штаны в секс-шопе. Я считаю, что забавно, что в жизни у меня есть возможность так себя вести.

В отечественном андеграунде много команд, которые делают вполне себе крутые песни. Есть среди них и команды, которые старше Good Times. Почему вас знают, а их нет?

Потому что они делают говняный контент. У музыканта в России есть два пути.

Первый. Ты пишешь одну песню. Например, «Ладу-Седан». Она становится хитом, играет на всех радиостанциях, тебя узнают. Начинаются концерты, на афишах которых написано «группа Рекорд Оркестр. Автор хита «Лада-Седан».

Второй путь. Ты пробиваешь лбом двери. Ты ежегодно ездишь в туры по 70 концертов. Ты пишешь более или менее качественный контент, он не супер-хитовый, это не «Лабутены». Это хорошие песни, которые публике вроде как нравятся. Ты едешь по всей России. Раз ты приехал в Сызрань – на тебя пришло 30 человек, осенью ты там играешь – их уже 50, через год 70-100. И вот так ты набираешь популярность. Поэтому у групп только через 15 лет начинают залы собираться.

Сейчас модно в интервью обсуждать деньги. Окупается ли Good Times?

Группа хорошо если выходит в ноль. В этом году были осмысленные сложности. Мы поняли, что на данный момент нужно давить на YouTube. Нужно снимать видео, клипы, надо безостановочно дрочить людей новым контентом. Мы стали вкладывать туда деньги, делать рекламу.

Для тебя не зашкварно засунуть клип в топ YouTube? Многие не хотят говорить о том, что проплачивали продвижение своих видосов.

Конечно нет. Смысл об этом п#здеть? Ты для чего это делаешь? Ты снял это видео, ты заплатил деньги операторам, режиссерам. Для чего? Чтобы видео увидело максимальное количество людей, и возможно вывело тебя на более высокую ступень. Надо использовать абсолютно все возможности, чтобы тебя увидело как можно большее количество людей.

Сколько сейчас стоит попасть в тренды YouTube?

Мы не покупали тренды YouTube, не проплачивали такое количество просмотров. Мы просто покупали рекламу в определенных местах, из-за того, что просмотры активно начали набирать обороты, You Tube сам нас вывел в тренды. Правда, продлилось это не долго.

Напоследок расскажи о новом альбоме

Мы опять впердячили туда кучу новых для нас стилей и направлений. Вернемся к злоебучим «Тараканам!», «Порнофильмам», «Люменам» и «Лунам». Если послушать пять их альбомов – это альбомы одних и тех же песен, с одними и теми же текстами, ну, разве что местами куплеты с припевами поменяли. Они дрочили-дрочили в этом одном направлении и в определенный момент написали песню, которая выстрелила.

Мы работаем в другом ключе. Решили пописать рэпчинку, быстрый панк, сделали пару ска-песен, латину. Я как слушатель не могу ходить на все эти уё&ские концерты. Нужно быть дегенератом, чтобы слушать два часа одинаковых песен, с одинаковыми ритмами, проигрышами, выкриками, одинаковыми паузами. В Good Times для меня всегда было круто, что ты можешь легко потанцевать латину под «Маракасы», угареть в слэме под «Таких, Как Ты», дико поплясать под «Как Зверь», или релакснуть под «Никиту».

В этот момент в дверь туалета робко постучались, чтобы взять автограф Артема

Новый альбом будет таким же. Мы туда засунули кучу всего, чего не делали раньше, не пели, не играли. Для нас для всех это определенный вызов. Я не знаю как это сработает. Лучше спросить у людей со стороны – разноплановость Good Times это здорово или нет?

Павел Макаров