Репортаж: The Exploited в «YOTASPACE»

На последнем куплете пургеновского «Серого Бетона» я вынул наушники и отлепил взгляд от асфальта. Я шел по Орджоникидзе и подходил к клубу YotaSpace. Рядом со входом боязливо стояли таксисты, пытаясь огродить свои машины от собравшейся публики. Сегодня играют The Exploited, «элита» столичного панк-рока собралась у клуба, ведь такое шоу нельзя пропустить! Жалкое зрелище.

Горло болит – холодного пивка на улице не попьешь, курить бросил, что еще делать? Обвожу глазами вход в клуб, публику и направляюсь в очередь. Типичные персонажи вокруг. Есть крепкие молодые парни с ирокезами без пробелов: одеты как надо, выглядят как надо, либо стоят в стороне, ожидая подруг, либо пьют пиво, не сильно задираясь. Есть чуваки уровнем пониже: школьники и ПТУшники в косухах из кожзама, с навешанными нашивками и ирокезами, похожими на струйку блевотины, застывшую сверху вниз. Какие-то пьяные личности неустановленного образца, панки старой школы, такие полубомжи в косухах. За одним из таких я и стоял. Воняло от него страшно…
Глубоко идейному читателю может показаться, что я пишу в стиле «один я стою в белом пальто, красивый», ну что же, пусть так. Увидев и услышав много чего, я пришел к выводу, что панк – это музыка и шмотки, не более. Иными словами, мода. И чтобы, как и в любой моде, выглядеть стильно, нужно правильно одеваться. Иначе – это просто убого и нелепо, что называется «говнаризм».


За подобными размышлениями я и не заметил, как прошел металлоискатель и охрану. Спустился, сдал вещи в гардероб. Бесценно было выражение лиц молодых девочек, что там работали: стыдливая гадливость, они-то и работали в перчатках… Внутри стало чуть поприятнее: всякие модные типы бродят, поглядывая друг на друга, дефиле футболок разных групп, льющееся пиво… Кстати, официальный мерч – это два чувака, забаррикадировавшиеся в углу за придвинутым столиком и торговавшие футболками и чем-то еще. Ни цен, ни ассортимента я не разглядел, т.к. покупать все равно не собирался. Но вот что интересно. Поход в туалет обернулся таким нехилым приключением. Во-первых, накурено, будто я оказался во Вьетнаме 70-х, во-вторых, очередь. В мужском туалете очередь. Все поглядывают друг на друга, напряжение и затаенная агрессия разлиты в воздухе. Наконец, дошла очередь до меня, не отвлекаясь делаю свои дела, уже слышно, что в предбаннике, где раковины, уже началась заварушка, в тот момент, когда я уже отходил от своего писсуара, соседний был снесен чьей-то головой. Переступив через пару катающихся тел, обогнув пару громил, что раскидывали оппонентов, я по стенам вышел из туалета.
На часах где-то пол девятого, я так боялся опоздать, а шотландцы еще не вышли. Пришлось гулять по залу, рассматривать персонажей. Здесь стоит отметить огромный разрыв между типажами. The Exploited – культовая группа. Применительно к России, это один из символов 90-х: их слушали панки, металлисты, праворадикальные скинхеды, да даже простой обыватель слушал Exploited на кассетах! Тяжесть, скорость и бескомпромиссная подача, что еще могло заглушить голодную русскую тоску конца прошлого века? И вот, спустя 15 лет все они снова здесь. Мужчины и женщины, которых не пожалели ни время ни работа, в простых джинсах и рубашках или свитерах (выглядят вполне «казуально»)  пришли вспомнить былое. Вчерашние, а на самом деле многогодичной давности, неформалы, доставшие из самых дальних ящиков свои стертые косухи с нелепыми сейчас нашивками, которые надеты специально на этот концерт – «чтобы вернуть». Молодые парни, лет по 16-17 (возрастное ограничение 18+, азаза), которые беззаботно веселятся, накачиваются пивом, прыгают в слэм со счастливой улыбкой и верят во все происходящее…


Вышла группа – Уотти Бьюкэн, и какие-то три чувака. Ну а что, постоянного состава-то нет. Уотти с красным ирокезом и солидным пузиком смотрелся довольно забавно. Сам концерт… Из-за языкового барьера и тяжелого вокала слова для меня, да и наверняка для большинства аудитории, остались непонятны, следовательно, и посыл. Я старался больше воспринимать музыку – она была на должном уровне: барабаны почти не подпердывали, гитары почти не трещали, крик Уотти был криком Уотти, а не пением гаражной горграйнд-группы. К середине концерта я сменил место дислокации с середины зала на его задник и аки воробушек на жердочке примостился на стальной ограде звукоинженеров. Знаете, такая стальная решетка-конструктор, которую полиция использует для создания коридоров на футбольных матчах и на фестивалях, а внутри – пульты с множеством крутилок и несколько волосатых мужиков, явно тащящихся процессом. Со стороны это было похоже на маленький карантин-лагерь посреди зомби-апокалипсиса.
Нужно сказать, что посвятив жизнь игре в панк-рок, парни из Эдинбурга добились в этом успеха: рифы, простой бой барабанов – все вызывает концентрированную ненависть: в какой-то момент появляется мысль, что «он не так посмотрел, нужно проучить» и так везде: я был свидетелем множества мелких конфликтов в зале. Это впечатляюще. Был и слэм, формально. На деле это было месиво не в самом лучшем смысле этого слова. Без четкого контура, без стихийных стен смерти, без серкл-пита – середину зала колбасило очагами. Но, господи, как это было круто! В зале постоянно что-то летало: футболки, кеды, говнодавы, кепки, такое чувство, будто в слэме работала организованная группа, которая раздевала людей. Все это бросалось на сцену, Уотти кидал это в людей во время исполнения, все выглядело как уличные беспорядки, в довершение картины, на одной из последних песен был зажжен красный фаер. Что сказать, если вы были на хардкор-панк концерте, вы знаете что там происходит, если нет, то побывайте. Отдельно опишу  две ситуации, которые вам будет интересно знать.


На одной из последний песен (кажется «Sex and Violence») Уотти позвал на сцену народ, дабы спеть вместе. Может быть, в других странах это срабатывало нормально, но «там где застряли немецкие танки, пройдут спокойно русские панки» — охрана была снесена и на сцене оказалась чуть ли не 1\3 зала. Потом начались выкрики «Покиньте сцену», в кого-то прилетел вентилятор, кто-то огреб прямо на сцене, кто-то прописал за него – как же приятно было смотреть. Но самое главное, микрофон оказался в свободном доступе, и что же вы думаете? Со сцены зазвучали  строчки песни группы Йорш «Про панка». Кто-то начал хейтить, кто-то подпевать, но, согласитесь, это очень символично. Кончилось как обычно: народ разогнали, концерт продолжили. На последней песне я уже был в гардеробе и поэтому вторую интересную ситуацию могу рассказать только со вторых слов. В VIP секторе сидел Паук (Сергей Троицкий), по выходу из клуба он начал что-то двигать на камеру, какая-то девушка с ирокезом разбила ударом кулака эту камеру, за что Паук устроил ББПЕ («Бей Бабу По Ебалу»), началась потасовка, ему с компанией удалось прыгнуть в машину, а когда они уезжали якобы сбили какого-то чувака, который возвращался с концерта. Как-то так, в общем, слухов в панк-тусовке хватит на месяцы вперед.


Как вам все это подытожить? The Exploited для мировой панк-сцены это что-то вроде Пургена для русской, как я когда-то услышал: «Годы идут, а панки все слушают Пурген». The Exploited – это легенда, это концентрированная ненависть, это звуки давно ушедшей эпохи. Во встрече события я видел фото, на котором изображен кассетный альбом «Punk’s Not Dead» прямиком из 90-х с подписью Уотти, вот это вещь. Я завидую владельцу ;)

Остальные фотографии здесь

Автор текста – Герман Терехов

Фотограф — Анна Новак

Внимание! Мнение автора может не совпадать с мнением редакции!