Репортаж: Йорш в «REDe» (презентация альбома «Держитесь»)

Когда, еще в далеком теперь десятом классе, я в первый раз сказал родителям, что иду на панк-концерт, мама меня отпустила без вопросов, полагая, что это что-то вроде симфонического концерта в консерватории. Когда я вернулся, мама навсегда запомнила, что панк-концерт в клубе не имеет совершенно ничего общего с мероприятием, где исполняют классическую музыку. Я думаю, вы не хуже моей мамы знаете, что бывает на панк-тусовках, поэтому опустим типичные отчетные фразы вроде «жесткое рубилово»; «слэм был похож на мясорубку»; «парни жгли, как в последний раз» и иже с ними. Я собираюсь рассказать вам про оборотную сторону московских панк-концертов, о которой вы, может быть, не знали или имели лишь смутное представление.

Пробираясь сквозь лужи и грязное месиво, которое люди привыкли считать главным атрибутом зимы, мы подходим к воротам служебного входа в клуб. Позади намечающаяся толпа фанатов у главного входа, красные огоньки сигарет, выкрики про какую-то подругу, которую кто-то там пустил по кругу «как в любимой песне» и звон бьющихся бутылок – все мы идем на концерт чтобы дать себе волю и оторваться.

Дверь с жестяным скрипом приоткрывается и из нее выглядывает молодой парень с бритыми висками и пучком на голове. Впоследствии он окажется организатором Михаилом, который и проведет нас внутрь. Мы идем за ним по служебным помещениям клуба – кафель, кухонные столы из нержавейки, картонные коробки с продуктами, снующие уборщицы из стран-участниц развалившегося Союза в синих фартуках. Охранники нас не останавливают, ведь мы с Михаилом, а значит и не обыскивают. Нам это на руку, ведь у фотографа в кофре спрятаны две бутылки пива, а у меня за пазухой фляжка с водкой. Да-да, «у нас было две бутылки пива, фляга с водкой… Не то чтобы это был необходимый запас для концерта в RED`е, но раз уж начал…, то сложно остановиться». Страх и ненависть в панк-роке.

Через боковую дверь выходим на танцпол, Михаил растворяется в полумраке, сказав что-то про браслеты для прохода за сцену, а я окидываю взглядом пространство. Йорши вовсю чекаются, сверху доносится мат чуваков из фан-клуба, которые никак не могут закрепить баннеры, а на полу танцпола сидят счастливые акционеры, которые когда-то вложили свои деньги в новый альбом и взамен получили право раннего входа в клуб и прохода за сцену.

Никаких четких инструкций для дальнейшего пребывания у нас не было, поэтому мы, почувствовав неприятный гнет свободы и медленно тянущееся время до начала шоу, отправились в гримерку, дабы переодеться. Шмыгнув за сцену и встретив перед этим довольные взгляды музыкантов, мы поднялись на второй этаж, где располагались гримерки. Что же мы там увидели? Импровизированная курилка, где сидят пара знакомых по предыдущим концертам лиц, несколько ребят с камерами, парень с микрофоном – ага, наши конкуренты, один довольный фанат, который сидит со счастливым чувством, что он так близко подобрался к кумирам.

tnkeyu

На столике в курилке стоит пластиковая тарелка со множеством приборов. Отлично, значит, есть еда. Заходим в гримерку. Человек семь, пара девушек. Футболки, бороды, кепки, рваные джинсы, вансы и шорты. По имени знаю только ex-басиста Порнофильмов Диму; так и не представился случай узнать, почему из sex-символа группы, он превратился в очередную строчку в пока еще маленьком списке ex-участников.

Кто-то замечает: «О, а вот парни из Пургена подвалили» — это про нас — я был в косухе. Приятно, конечно, но такая честь мне не светит. К тому же, «парни из Пургена» пришли практически сразу после нас. Переодеваемся, проверяем запасы и аппаратуру, в это время присутствующие снаряжают пару гонцов в магазин за едой и алкоголем.

Цепким взглядом на столе была идентифицирована бутылка Джека, наверное, Спирин должен был быть где-то рядом. Кроме того, нарезка колбасы, сыра и хлеба – собственно, это стандартный набор, который можно встретить в гримерке рок-музыканта.

Тем временем начались разговоры за «жили-были»: фестивали, туры, концерты, другие группы, бабки в плацкартных вагонах. В это время мы познакомились с Юрием Ратниковым, трубачом DISTEMPER`а. Юра давно дружит с Йоршами, повспоминали печально известный фестиваль Заброс, который состоялся в конце позапрошлого лета, оказывается, на этом фестивале он сыграл с более чем семью группами за раз.

В какой-то момент приходит Вова, хорошо знакомый вам по костюму жирафа и большим кулакам, говорит, что гримерка – для группы и выступающих, остальных просит идти в другое место. Тоже распространенная практика на концертах, иногда бывает, что за сценой народу больше, чем перед ней. Но, конечно, это не случай Йоршей.

Мы с фотографом берем свои вещи и идем в соседнюю комнату, открываем дверь, с порога нас встречает филейная часть в одних стрингах, обладательница которой сломалась пополам и снимает джинсы. Казалось бы, самое время, но я смутился и закрыл дверь. Через несколько секунд прекрасное создание, все так же в одних стрингах, открыло дверь и с улыбкой пригласило нас внутрь. Так мы познакомились с девочками go-go. Как оказалось, их пригласил Дима Сокол, и они будут заставлять дымиться зал на нескольких песнях. Если я не ошибаюсь, то это были «Черный флаг», «Власть» и что-то еще.

Так же мы познакомились с Рубеном Казарьяном – гитаристом группы LOUNA, который перед выходом на сцену угостил собравшихся «оладушками от Рубена». Чего только не найдется у артистов за кулисами… Оладушки были вкусные, Рубену огромное спасибо. Как впоследствии выяснилось, ему концерт понравился: » ОЧЕНЬ давно я не играл по-настоящему скоростную и быструю музыку, да еще когда живьем BPM этак на 15-20 быстрее оригинала! ДИКО вкатило! Спасибо безбашенным парням из #йорш», написал он в своем инстаграме. Перед самым концертом подошла Женя Огурцова — кто не знает Рыжую из Ранеток? В шуме общего галдежа и в перерывах между дозаправкой я услышал пару фраз её разговора с Соколом. Музыканты решали, как исполнять песню: фраза «Ведь в наушниках орёт Кори Тейлор и «Слипкнот»» казалась слишком переполненной на «к» и «р». Сошлись на том, что Дима прогроулит её.

mschirotd

Пропорционально тому как заполнялся танцпол, пустело и пространство за сценой: фотографы отправились «в народ», кто на первый и второй ярус VIP-сектора, искать удачные ракурсы, я же, к тому моменту потеряв связь со своим человеком с камерой, отправился гулять по клубу в поисках впечатлений.

«Так бывает на танцполе – запах нимф, текила с солью – мир твой рушат раз и навсегда!» — пожалуй, Дима Сокол наиболее метко отразил то, что происходит в зале. Количество прекрасных девушек всех возрастов и размеров зашкаливало у бара и у сцены. Ближе к месту слэма собрались бойцовские рыбки (члены ФК) и парни «на торсах», которые «попресуют по-нашему, своим волосатым, мускулистым плечом». Что интересно, пьяных говнарей-говнариков я не заметил. Парни из Подольска давно уже избавились от репутации говно-рокеров.

Не я первый это скажу, но и не я последний – только на концертах Йоршей чувствуется «семейность». У каждого тут есть концертные знакомые – люди, которых ты знаешь только в лицо, без имен; которых видишь на концертах в Москве, в других городах, которые проставят пиво просто так или подхватят в слэме, если удача отвернется от тебя. Заслуга ли это группы? Не знаю, но в чем их действительно нельзя упрекнуть, так это в контакте с залом. Никакого разогрева, никакого «маринования», только они выходят на сцену только Исай ударит в барабан, зала как не бывало. Французы на Бородинском поле нервно курят в сторонке. Стаканчики с пивом забываются на столах, сигареты быстро тушатся, нимфы визжат, парни остервенело бросаются в слэм. Вот уже вторая песня и кто-то впервые летит со сцены, вот уже Андрею выбили микрофон из стойки, вот уже охранник толкает очередного панка и сам чуть не падает вслед за ним. В какой-то момент Дима прыгает со сцены, его подхватывает практически сотня рук, за ним рядом «ложится» Женя Кузьмин из PURGEN`а, они барахтаются, выбираются обратно, продолжают петь – все это дело нескольких секунд.

Неожиданно слэм рождает круг, в котором люди в масках зажигают фаеры. Они вспыхивают несколько песен подряд, потом организованно тушатся, и все, их как не бывало, есть только бесконечный круговорот тел. Фаеров было, наверное, около двадцати, смотря на них, с усмешкой вспоминается баннер фан-клуба Порнофильмов с надписью «тут мог быть запал», напомню, их концерт был в позапрошлом месяце в этом же клубе, тогда администрация настояла, чтобы ничего подобного не было…

На «Музыке сильных» у людей в первых рядах появились листы с выдержками из конституции – это был флэш-моб, организованный фан-клубом. Думается мне, что цитирование конституции на панк-концерте, это яркий эпитет в сторону сложившейся ситуации в стране. Так же ребята из Rumble Fish United подарили Йоршам сертификат, согласно которому именем группы названа звезда в космосе. И тут я афигел.

mrilot

Вот как-то так концерт и прошел. Все, что написано дальше, я либо слышал от очевидцев, либо прочитал в группе ВК. Еще на концерте я слышал, что нескольких человек вывели с разбитыми лицами. Что ж, концерт, значит удался. Кто-то потерял паспорт, Сокол что-то говорил со сцены про людей, которые воруют телефоны на концертах, дословно не помню, но что-то вроде «вот кому надо бить ебальники». Им он посвятил песню «Ваниль и вата». Ситуация с телефонами вообще заслуживает отдельного внимания. «Разбитые смартфоны» — это ладно, если ты не понимаешь, что, идя в фан-зону, ты подвергаешь себя и свой телефон риску: тебя будут толкать, давить, с неба будут сыпаться люди, то ты сам виноват в том, что на твоем Айпхоне разбился экран. Другое дело – это пропавшие телефоны. По общему правилу, если кто-то теряет телефон, а кто-то его находит, то он либо передает его музыкантам, чтобы они со сцены объявили о находке, либо после концерта находит человека, благо способов найти много – телефонная книжка, да и та же группа в ВК. В зале проходил слушок, что телефоны воруют, в пресловутой группе было 3 сообщения о пропавших смартфонах, да и после концерта Порнофильмов, о котором я упомянул выше, набралось постов аж о ~18 (!!!) пропавших телефонах. Лично у меня нет сомнений в том, что это откровенное  организованное воровство. Воровство в отдельно взятом клубе. Воровство в RED`е – одной из самых вместительных концертных площадок в столице, где проводятся панк-концерты. Встает вполне законный вопрос: зачем нужно продолжать проводить концерты в этом клубе?  Такое чувство, что концерты проводятся не в клубе – специальном заведении со своей особой спецификой, где есть специально обученная охрана, а в деревне Плеханово. Кто не в курсе, это цыганская деревня в Тульской области, в которой не так давно происходили стычки между ОМОНом и пресловутой цыганвой.

В сети имеет место спор: «кто должен отвечать за воровство в клубах?» Я считаю, и публика, и охрана. Охрана нужна не только для того, чтобы клуб не разнесли в щепки (напомню про ~20 фаеров на концерте, как же их прощелкала охрана?), но и для поддержания порядка и отлова тех людей, которые приходят на концерт с целью такой грязной наживы. Публика – чувак, если ты знаешь, что воруют, знаешь, что могут разбить – не бери с собой дорогой телефон. Трансляция в перископ или фото в инстаграмм не сделают тебя супер-мега популярным.

Как подытожить месиво выше? Я считаю, если в группе есть силы, есть энергия, есть идея, которую она может нести в массы – она сможет прекрасно выступить на любой площадке, что и доказали Йорши двадцать седьмым ноябрьским днем уходящего года. Клуб RED дискредитировал себя дважды, не умея пресечь воровство вещей у посетителей. К тому же, танцпол с блядскими ступеньками, на которых постоянно спотыкается и падает весь слэм – это не атрибут места, где должны проводиться панк-концерты. Ребята из Йоршей постоянно выбирают лучшую площадку Москвы для своих презентаций новых альбомов, уже второй раз этой площадкой незаслуженно стал RED (Уроки Ненависти – клуб ТеатрЪ; Оковы Мира – RED; Держитесь – RED), я надеюсь, и считаю, что не одинок в этой надежде, что следующий свой концерт ребята проведут либо в Олимпийском (привет, стих «В первый раз») либо в ТеатреЪ, да, он меньше, но народ набьется туда не хуже чем в Эстакаду, тогда мы и ощутим по-настоящему семейную атмосферу.

 

Текст — Герман Терехов

Фотографии — Лёха Наумов