Юрий Стыльский (Дай Дарогу!): «Нецензурная лексика должна быть обоснована»

На недавнем московском концерте белорусов “Дай Дарогу!” мы подкараулили Юрия Стыльского, вокалиста группы, и задали ему массу каверзных вопросов.

Привет! Ну как настроение, как дела?

Настроение боевое! (смеётся). Пришлось немножко понапрягаться позавчера и вчера, но, слава Богу, у нас были условия для того, чтоб восстановить свои силы, нормальная еда и быстрые поезда.

Итак, тексты о чём тебе больше всего нравится писать?

Ого… Ну это, знаешь, бывает как у художников великих, когда вдохновение придёт… Иногда хочется по трешу какому-то, угару, а иногда – по чувствам каким-то, которые внутри у тебя затаились, интимные всякие вещи.

За время существования группы, какая песня произвела наибольший фурор у слушателей?

Ну это же понятное дело! Вся наша попса: «По синему», «Прыгай в коляску»… Вот эти вот темы.

А какая хуже всех пошла?

Хуже всех? Ой, ты что? Честно говоря, если бы мы пиарили все наши песни… Ну, скажем, взялись бы за одну и на каждом концерте её играли, даже самую плохую, и сделали бы ей, не знаю, аранжировку новую… Да даже в старой, если бы её играли… Мы пытаемся позабыть о каких-то песнях, о которых не мешало бы и не забывать. Мы поднимаем такую тему, какую песню играть, а какую нет, и мы сами не знаем, что делать. Потому что многим кажется, я не хочу хвастаться, но ребята заблуждаются и говорят: «У нас же все хиты!», какие не играть, мы не знаем. Поэтому мы составляем плей-лист, а народ из толпы кричит такие песни, которые может бы мы и сыграли, но если мы будем их играть, наш сет растянется на часа четыре. Вот так.

Не для протокола, «На звёздной кочерге» сегодня сыграете?

Сыграем!

Моя любимая.

Серьёзно? Это ж с нового альбома!

Сколько времени нужно, чтобы сочинить хит?

А ты знаешь… Я с этим делом не спешу. Не спешу никогда. Главное, стартануть с первого предложения. Если первое предложение прёт (ты можешь проследить за всеми песнями, которые у нас есть), оно какое-то интересное и весомое, то получается дальше песня. Если оно не прёт, я не берусь. И, как правило, первое предложение, написанное у меня всегда в голове где-то крутится и я, быть может, второе напишу где-то через неделю. То есть я не спешу с высказыванием и пытаюсь, чтоб каждая из строчек была какой-то весомой, а не пустотой. Поэтому песни, бывает, затягиваются от месяца до двух лет. Она просто лежит в каком-то ящике у меня, а потом я думаю: «Блин, а может всё-таки взять её и дописать?». Ну, сама понимаешь.

Не так давно у Дай Дарогу! вышел одноимённый альбом. Что ты о нём можешь рассказать?

Альбом лёгенький. Как душа пела, грубо говоря, так и получилось. Народ отзывается хорошо.  Вот меня приятно удивило, что «На звёздной кочерге» является какой-то карточкой нашей Я не знаю, я не люблю просто говорить про свою музыку, хвалить её или наоборот обсирать. Я не могу понять, что мне делать в таком случае. Поэтому, вам решать. Получилось в таком стиле, получилось с такой подачей, в таком звуке. А как на самом деле – хрен знает. Мне кажется, охуительно, но можно было бы, конечно, и лучше.

Ну смотри, у вас название такое, «Дай Дарогу!». А вам чаще эту самую дорогу дают или, наоборот, на пути много препятствий?

О, бывает, конечно, нужно самим пробивать. Потому что в любом случае, ты карабкаешься куда-то (а мы на самом деле ещё только карабкаемся, можно сказать). Хотя мы уже играем пятнадцать лет, но, скажем, в Москве, в России, в Питере нас мало кто знает. Мы приезжаем у нас в Белоруссии собираем полторы тысячи на Re: Public, а сюда приезжаем, и сто человек приходит или двести. И мы такие: «Ну понятно». Может слабенький пиар, может это, может то.  И сидим там вату закатываем. В общем, такая история, что… а какой был вопрос?

Вам чаще дают дорогу?

Вот! Дорогу дают, но смотря где и когда. Ты сама понимаешь, что дорогу мы хотели бы пошире. Допустим, тут нам дают дорогу. Короче, мы пытаемся. И как говорится, стучащему двери открывают.

В августе состоялась премьера вашего нового клипа на песню «Отравлены мозги», работа над которым длилась целых два года.

Дурдом!

Почему съемки и пост-продакшн этого клипа вылились в такой долгострой?

Мне очень жалко, что всё так получилось, потому что не от меня всё зависело. Клип делал наш директор и клипмейкер. И всё затянулось как-то вперемешку с повседневными будничными работами. Получилось так, что всё откладывалось в ящик, потом доделывалось и в итоге затянулось на два года. Представляешь? Как песня, как я говорил. Когда планируем что-то, стартуем и кажется всё-всё, сейчас за недельку-за две всё сделаем, а потом кажется: «А можно же и лучше, а можно и спецэффекты вставить, а можно и это…» Вот видишь, как получилось, вплоть до замены состава. В итоге, сейчас мы играем с совсем другими людьми. На картинке в «Отравленных мозгах», как вы заметили, старый состав. Мне немножко печально. Очень жалко, что так получилось, что в кадре не те люди, которые сейчас, и что сейчас не те люди, которые в кадре.

Могут ли твои песни существовать без нецензурной лексики или мат неотъемлемая часть твоего творчества?

Ю: Ты знаешь, я бы может и хотел, чтоб они были более удобоваримыми, не пугали и не резали слух, но так как наши песни в большинстве своём о социалке, бытовухе, крике сердец, тут не обойтись. Я бы с радостью, но в нашем лексиконе присутствуют эти слова, а без них порой никуда. Поэтому я не обманываю ни себя, ни вас, говорю как есть. Но и специально не вставляю, как это многие коллективы делают. Нецензурная лексика должна быть обоснована. У меня такая политика

Есть ли среди твоих песен такие, где все герои НЕ выдуманы и совпадения НЕ случайны?

Ю: Почти все! (смеётся) Я преувеличиваю порой от пяти до пятнадцати процентов. А так на самом деле вот они, живые. Другое дело, когда я пою «Нет тебя нигде», про фантастику. Но это на самом деле аллегория.

Почему большая часть ваших песен написана именно на русском языке?

Просто я далеко не англичанин, я не полиглот.

А как же родной белорусский язык?

Ю: Сейчас родим! Да, серьёзно! В деревнях вокруг Бреста, в которых мы сами родились, там люди деревенские. У них такой диалект, что вам и не снился. Там люди говорят на таком… короче, вам надо послушать! Эти слова звучат в песне «Баба-гром». У меня в общеобразовательной программе был и английский, и белорусский, но мне казалось, что мне не нужны эти предметы и они мне не понадобятся в жизни. Как тебе какая-нибудь биохимия. У меня было такое воспитание или я сам себе придумал, что многие предметы я «вырезал», но сейчас о многом жалею. У меня не было в жизни такого наставника, который бы был для меня авторитетом. Я слушал Виктора Цоя и Курта Коббейна, к сожалению, я не был с ними знаком.

Есть ли такие моменты в твоей жизни, про которые хочется написать песню, но пока не получается?

Таких очень много. Тут каждый день можно воспевать.

 Про что ты никогда не споёшь со сцены?

О… Вот это тяжёлый вопрос, здесь надо думать долго. О чём бы я не спел? О том, что я не знаю.

Если бы тебе предложили написать саундтрек к кино, каким бы должен был быть этот фильм?

Ух ты… Знаешь, в кинематографе мне очень тяжело угодить. Мне не нравится почти ни один фильм. Я просто не могу их смотреть, особенно современные. Планочка у меня поднята, но я не могу ее переделать. Мне нравится «Апокалипсис», скажем. Хороший фильм. Со временем, я заметил, вкусы меняются. Я когда-то очень сильно ржал с фильма «Тупой ещё тупее», а сейчас я включаю и не могу смеяться. Вроде начинаешь вспоминать и кажется, лёг бы уже под диваном, но я смотрю на тупняки и думаю: какой-то ужас. Не могу сказать, в какую сторону я завернулся, но критично подхожу ко всему, что происходит. И фильтр у меня стоит такой мелкий, что туда всякие камни не могут пролезть.

Сейчас я посмотрел пару мелодрам (древних, капец!), меня тронули. Я бы написал песню какую-то душевную, глубокую. Может быть ,даже привлёк бы скрипичные инструменты.

Недавно у вас вышел клип на песню «Увольте», по твоим словам, «песня посвящается всем, кто мечтает, кому сейчас туго и чьи мечты пока не сбылись». А у тебя есть мечты, которые ещё не сбылись?

Много ещё! Самая простая и банальная – посмотреть настоящие небоскрёбы в городе Нью-Йорке.

Многие названия групп фанаты между собой сокращают для простоты произношения, как обычно называют вас? Как ты относишься к подобного рода самодеятельности слушателей?

Ю: Я нормально отношусь. У нас ДД, просто ДД. Я иногда так подписываю, когда уже устал писать «Дай дарогу», просто сокращаю.

 У группы есть песня «На звёздной кочерге», которая описывает «зазвездившегося» музыканта, а как ты сам относишься к такому недугу, как звёздная болезнь? Сталкивался ли ты сам с ней?

Я не понимаю людей, которые зазвездились. Может у них есть, конечно, основания, например, у вокалиста Aerosmith. Но меня это пока не тронуло, и я не хотел бы, чтоб это каким-то образом даже коснулось меня… Хотелось бы, чтоб коснулось, но не повлияло! Некоторые вот говорят, зазвездился, не здоровается. А я не здороваюсь потому, что есть какие-то причины: либо я не заметил человека. Либо не увидел его сообщения, либо он задал некорректный вопрос. Например, «как дела?» как-то скучно звучит. Мой совет, если вы хотите поговорить с человеком, который вам нравится и который недосягаем, пишите лучше что-нибудь интересное.

Дай Дарогу! часто называют хулиганским коллективом, в жизни вы такие же безбашенные бунтари или это просто сценический образ?

У меня уже немножко прошло то время. Мы живём среди людей и у нас есть какие-то правила. Тем более Беларусь страна непростая, волшебная, поэтому там нужно это всё сильно соблюдать. Особо не расслабишься, это вам не Голландия.

Что ты считаешь пиком популярности музыкальной группы? Вы достигли этого пика или всё ещё впереди?

Ещё в работе. Мне кажется, нет предела совершенству. Сколько бы ты не работал, всегда есть над чем. И я не успокоюсь, и мои слова будут вечны. Это слова Сальвадора Дали, по-моему.

Ради чего стоит начать заниматься музыкой?

Ради чего? Каждый человек решает сам ради чего. У некоторых наличие слуха, чувства ритма не даёт ему покоя. Они неуправляемы, они за этим живут. А многие преследуют наживу, обогащение. Есть много причин.

Какой период для группы на твой взгляд был самым продуктивным в плане творчества?

За данное время, которое мы валим? Прямо сейчас оно и настало! Мы сейчас с тобой в эпицентре продуктивности сидим. Мне кажется, если этот вопрос будет звучать через год, я тебе то же самое скажу.

В песне «Предсмертный хит» ты затрагиваешь тему вегетарианства, а что ты сам думаете об этом движении?

К сожалению, с самого рождения меня подсадили на мясо. Это своеобразный наркотик. К этому (к вегетарианству – прим. ред.) нужно прийти и, видимо, мне ещё слабо. А вообще, я поднял эту тему, потому что стоит об этом говорить. И я об этом спел.

Какую из песен тебе никогда не надоест исполнять и почему?

«Выходи». Мне просто приятней исполнять «мелодрамы», потому что там не надо дёргаться сильно. Она такая, под которую ты плывёшь, и там никакой экспрессии. Это, что касается именно сейчас моего отношения и состояния. Бывает такое, что ты уже на сцене, тебя трясёт и тебе хочется соответствовать тому, о чём поёшь. Я люблю, когда что-то трогает чувства. Мне в данный период времени эти темы очень близки, ближе, чем бытовуха и социалка.

Вопросы задавала Анастасия Шанталь